gototopgototop
Главная Работы на заказ Другие предметы История экономической мысли (курсовая)

Еще по теме

История экономической мысли (курсовая)

Содержание

Введение

3

  1. Экономическая мысль России к началу ХХ века

5

  1. М.И.Туган-Барановский о периодических кризисах в истории русской промышленности и социальных основах кооперации

10

  1. Экономические взгляды А.В. Чаянова и Н.Д. Кондратьева

13

  1. Экономико-математическое направление в СССР

20

Заключение

24

Список использованной литературы

26

Введение

Обычно история экономической мысли рассматривалась и рассматривается в ограниченных пределах западноевропейской экономической мысли. И это не случайно, так как именно последняя оказала решающее влияние на формирование современных представлений о законах и механизме функционирования рыночной системы хозяйства. Тем не менее, представляет значительный интерес история развития русской экономической мысли, отличающаяся определенным своеобразием.

Интерес к истории российской экономической мысли обусловлен рядом причин. Во-первых, Россия остро переживает период своего самоопределения и нуждается в восстановлении исторической памяти народа. Поколения русских талантливых экономистов, замечательных, оригинально мыслящих, долгое время оставались попросту вычеркнутыми из нашей истории. Вот один из наглядных примеров. В учебнике «Политическая экономия», изданном в 1954 году, из русских ученых названного периода упоминания удостоились лишь А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и В. И. Ленин. Все! Те, о ком учебник умалчивал, носили на себе несмываемое клеймо «вульгарных», «буржуазных» или в лучшем случае «мелкобуржуазных» экономистов.

После многих лет забвения к россиянам вернулись имена многих выдающихся мыслителей, в том числе экономистов. Любая страна имеет шанс на будущее, если она опирается на историческое наследие. Во-вторых, сегодня перед страной встали жизненно важные вопросы в области не только экономики, но и науки, а также культуры, ответы на которые содержатся в трудах российских ученых.


 

Данная работа посвящена вопросам истории российской экономической мысли в ХХ веке. В первой главе работы указаны причины, в силу которых российская школа экономической мысли приобрела свои неповторимые, отличные от классической западанной школы черты.

Во второй главе рассмотрены экономические взгляды видного российского ученого М.И. Туган-Барановского, в частности те из них, которые составляют вклад Туган-Барановского в современную экономическую науку и касаются периодических кризисах в истории русской промышленности и социальных основах кооперации.

В третьей главе рассмотрены работы таких русских ученых, как А.В. Чаянов, который сформулировал положение об исключительной выживаемости сельского хозяйства, которое долгое время способно выдерживать такое понижение цен и повышение издержек, которое полностью уничтожает прибыль и часть заработной платы, что является гибельным для предпринимателей, пользующихся наемным трудом.

В этой же главе рассмотрены экономические воззрения Н. Д. Кондратьева мировую известность которому принесла не теория кооперации, которой он тоже уделял достаточное внимание, а разработанная им теория больших циклов конъюнктуры, известная как «теория длинных волн Кондратьева

И в заключительной, четвертой главе рассмотрены работы русских ученых-экономистов в области экономико-математических исследований, или эконометрики, где они добились приоритета. Этому способствовала благоприятная обстановка нэпа, развитие статистики, что вызывало необходимость использования математики для анализа хозяйственных процессов. Приоритетным направлением экономико-математических исследований было решение макроэкономических проблем.

 

I. Экономическая мысль России к началу ХХ века

Русская экономическая наука к началу ХХ века прошла довольно сложный и своеобразный путь, объяснявшийся особенностями развития России. И без понимания итогов развития русской экономической мысли ХIХ в. трудно понять ее историю в ХХ столетии.

Для этого потребуется ответ на ряд вопросов, «прежде всего, о существовании национальных экономических школ, об их органичной связи с историей и культурой страны, с особенностями ее цивилизационного устройства. В свою очередь, ему должен предшествовать ответ на другой, более общий вопрос о национальном характере большинства экономических школ.

Одним из первых, кто обозначил проблему национальной принадлежности экономических школ, был редактор «Отечественных записок» Г. З. Елисеев. В 1872 г. в статье «Плутократия и ее основы» он писал: «…Изучая различные политико-экономические учения, вообще не должно забывать, что человеку трудно отрешиться от той формы общества, в которой он живет, в которой родился и воспитался: как бы он ни старался сделаться космополитом, те общественные отношения, которые сложились на его родине, основа общественного миросозерцания, дух, которым проникнут общественный строй, всегда останутся для него более или менее родными. Француз будет рассматривать общественные отношения под своим углом зрения, немец под своим, точно так же англичанин и т.д. Оттого на всех теориях политико-экономических и вообще социальных лежит всегда национальная печать. Но нигде на экономических учениях печать национальности не обозначалась так резко и выпукло, как в Англии» [1].

Говоря об особенностях российской цивилизации, надо отметить, что зарождение российского типа цивилизации относится к периоду Киево-Новгородской Руси. К этому времени уже были заложены основы культуры и письменности, хозяйственного и семейного быта, системы ценностных ориентаций и психического склада личности. Именно тогда сложились принципиально иные, в отличие от Запада, отношения государства и общества.

Важной особенностью развития российской экономической мысли стало воздействие на него восточного христианства, или православия. Оно восходит к самым истокам возникновения страны и сопровождает (по своим ценностям, убеждениям, этическим нормам, по характеру культуры) все этапы развития российского государства сначала в европейской его части, а затем и на евразийской территории.

Большое влияние на специфику формирования и развитие российской цивилизации оказали географические условия расселения славянских и других народов, организация их самоуправления и домохозяйств. Именно эти факторы способствовали причем с самых первых шагов и на протяжении всей истории, созданию общинных, групповых структур управления, коллективных, часто артельных форм организации труда, заложили основы последующего развития кооперации. Через культуру как носителя исторической памяти народа подобная организация входила в систему представлений и ценностей, определяя и выбор строя экономической мысли.

Существенное влияние на формирование экономического мышления ученых России оказало постоянное расширение ее территориальных границ, завершившееся созданием крупнейшего в мире евразийского государства. Осмысление происходящих процессов, новый взгляд на мир и его развитие органичные черты складывавшейся научной школы.

Наконец, одной из главных особенностей формирования российской школы экономической мысли было изучение эволюции крестьянского хозяйства и отношения к земле в связи с определением будущего развития страны.

Кроме того, «к моменту зарождения российской школы экономической мысли произошел глобальный, общемировой кризис политической экономии. Об этом писали во всем мире, в том числе и в России А. Н. Миклашевский, П. Б. Струве. Выход из кризиса шел по различным направлениям, в результате сформировались разные школы с довольно разнообразными подходами[2].

Известно, что в западноевропейских странах уже к середине прошлого столетия буржуазный строй достиг своего расцвета, в полной мере выявились и положительные, и отрицательные его стороны, сформировалась социальная структура капитализма, серьезного развития достигла классовая борьба.

Россия продвигалась к капитализму лишь по мере осуществления крестьянской реформы 1861 г., со всеми осложнениями, вызванными сознательно и целенаправленно сохранявшимися остатками феодализма. До этого ни о каком капитализме в России говорить все-таки не приходится. Процесс этого движения был осложнен тем, что проводимая реформа по своему содержанию и последствиям не была равнозначна буржуазно-демократическим революциям, прошедшим в Европе еще в XVII - XVIII вв. и открывшим широкий простор для капитализации экономики, быстро разрушив основы предшествующих отношений. В России же реформа проводилась, естественно, сверху, довольно долго и мучительно. Поэтому основное внимание русской экономической мысли в пореформенный период было сосредоточено на вопросе о крестьянском и помещичьем землевладении, о налогах и повинностях крестьян, о последствиях реформы 1861 г., наконец, на вопросе о перспективах русского национального хозяйства и будущего общественного устройства страны.

Рассмотрение всех этих, равно как и других, вопросов строилось зачастую на позициях, близких к классической буржуазной политической экономии. И это понятно, поскольку история последней связана с процессом разложения феодализма и становления капитализма. Именно этот процесс постепенно происходил в России, и потому идеи классиков были созвучны проблемам времени, наступившему в России.

И вместе с тем, «идеи, вокруг которых велись исследования в российской школе экономической мысли, можно свести к ряду ключевых позиций.

Духовный потенциал россиян, сложившаяся на его основе система нравственных ценностей и тип культуры предопределили иное, чем на Западе, отношение к коренным вопросам экономической мысли и теоретическим идеям. Многие из них значительно отличались от тех, которые сложились на Западе.

Отрицание концепции «экономического человека» и попыток рассматривать его изолированно от общества, от среды обитания можно считать отличительной чертой российского мировоззрения. И оно свойственно не только экономическому мышлению, но и всей отечественной философской и социальной мысли[3].

Нельзя, однако, характеризуя экономическую мысль России второй половины ХIХ - начала ХХ века, на этом и ограничиваться.

В Европе в период становления капитализма господствовала классическая школа. В России такого господства мы не наблюдали, и те характеристики науки, о которых речь шла выше, относились, и то не в полной мере, лишь к одному из направлений отечественной экономической мысли - буржуазно-демократическому.

К тому же многие представители этого направления с большой долей симпатии относились и к К.Марксу и, естественно, ко многим его принципиальным идеям. Дело дошло до того, что в рамках данного направления оформилось течение, получившее название «легальный марксизм».

Принято считать, что первые шаги по пути формирования «легального марксизма» были сделаны известным экономистом-аграрником А.И.Скворцовым. В 90-е годы на позиции «легального марксизма» встали П.Б.Струве, М.И.Туган-Барановский, С.Н. Булгаков, Н.А.Бердяев, С.Л.Франк, С.Н.Прокопович, С.И.Солнцев и другие. В 90-е годы всех приверженцев этого течения объединила общая оппозиция народничеству и принятие ряда основных положений марксизма. Увлечение марксизмом для многих из них оказалось достаточно серьезным. Примером тому может служить П.Б.Струве, о чем свидетельствует ряд его работ, написанных в те годы. Более того, он даже счел тогда возможным принять предложения социал-демократов и написать текст Манифеста РСДРП. Правда, в 1934 г. в статье «Мои контакты и разногласия с Лениным» П.Струве доказывал, что Манифест не являлся отражением его собственных взглядов. Он писал: «...Манифест, написанный мною, все еще выражал официальную, или ортодоксальную, концепцию (я приложил все усилия, чтобы не включать в него свои личные взгляды, которые показались бы еретическими и были бы непонятными для среднего социал-демократа)». Манифест, по словам П.Струве, не соответствовал его «личным более сложным взглядам того периода[4].

«Легальный марксизм» был весьма неоднородным течением в русской общественной мысли. Просуществовал он всего около десятилетия, после чего пути его представителей резко разошлись. Так, С.Франк перешел от частичного принятия марксизма к религиозному идеализму. С.Булгаков и Н.Бердяев встали на позиции «христианского социализма» и экзистенциализма, П.Струве постоянно эволюционировал вправо. Наконец, М.Туган-Барановский остался до конца дней сторонником социалистического выбора, но полностью марксизма так и не принял. Приверженность его идеалам социализма вызывала весьма острую критику со стороны бывших соратников по «легальному марксизму» и прежде всего П.Струве.

Ну, и наконец, третье основное направление экономической мысли России конца прошлого - начала нынешнего века - марксизм, довольно быстро расколовшийся на два течения - социал-демократическое и леворадикальное, большевистское.

Во всех трех основных направлениях русской экономической мысли конца XIX - начала XX в. мы находим большее или меньшее увлечение идеей социализма и идеологией марксизма. Стоит ли удивляться, что на фоне того экономического и политического кризиса, в котором оказалась Россия в начале ХХ в., именно марксистская идеология в ее радикальном варианте в конечном счете и восторжествовала.

Г.В.Плеханов, один из блестящих аналитиков истории экономической мысли, в том числе и отечественной, полагал, что особенностями последней являются идеализм в построении планов общественного устройства, стремление к поиску абстрактных нравственных идеалов, изучение экономических отношений с точки зрения того, как оно «должно» быть, и, наконец, постоянное обращение к западным теориям. С рядом характеристик, данных Г.В. Плехановым трудно не согласиться, ибо, конечно, экономика и, следовательно, экономическая мысль не развиваются по законам нравственности. Однако было бы неверно отрицать самостоятельность, самобытность отечественной экономической науки и влияние, оказанное рядом наиболее ярких ее представителей, на состояние и развитие западной экономической мысли. Достаточно назвать имена таких русских ученых, как М.И.Туган-Барановский, Н.Д. Кондратьев, А.В.Чаянов, В.К.Дмитриев, В.С.Войтинский, Е.Е.Слуцкий. Более того, большая часть русских экономистов, эмигрировавшая или высланная из страны, влилась в ряды западных исследователей и также способствовала развитию европейской экономической науки.

В целом, как мы видим, в последней трети ХIХ века отечественная экономическая мысль находилась как бы в состоянии поиска, определялась и самоопределялась, что, конечно, связано с переходным состоянием русской экономики. К началу же ХХ в. мы наблюдаем уже более четкую картину. В жизни все более уверенно побеждает капитализм. В науке укрепляются и побеждают два основные направления - буржуазно-демократическое и марксистское.

 

2. М.И. Туган-Барановский о периодических кризисах в истории русской промышленности и социальных основах кооперации

Известный русский экономист М. И. Туган-Барановский(1865- 1919), «вероятно, самая крупная и выдающаяся фигура в российской школе экономической мысли[5] внес большой вклад в теоретическое обоснование проблем кооперации, имевших значение для ее развития, большое внимание уделял проблемам экономического и социально-политического развития России.

Что касается вклада Туган-Барановского в современную экономическую науку, то он в значительной мере сводится к созданию современной инвестиционной теории циклов. Его работа «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь» оказали значительное влияние на развитие данного направления экономической науки. В этой работе, полемизируя с «народниками», Туган-Барановский доказывает, что капитализм в своем развитии сам себе создает рынок и в этом отношении не имеет ограничения для роста и развития. Хотя и отмечает, что существующая организация народного хозяйства, и, прежде всего, господство свободной конкуренции, чрезвычайно затрудняет процесс расширения производства и накопления национального богатства. Туган-Барановский критикует не только теорию недопотребления как причину кризисов перепроизводства, но и теории, объясняющие кризисы нарушениями в сфере денежного и кредитного обращения.

В своей теории Туган-Барановский взял за основу идею Маркса о связи промышленных колебаний с периодическим обновлением основного капитала и заложил основы тенденции - превратить теорию кризисов перепроизводства в теорию экономических колебаний.

Отмечая, что годы усиленного создания основного капитала являются годами общего оживления промышленности Туган-Барановский пишет «Расширение производства в каждой отрасли усиливает спрос на товары, производимые в других отраслях: толчок к усиленному производству передается от одной отрасли к другой и потому расширение производства всегда действует заразительно и имеет тенденцию охватывать все народное хозяйства. В период создания нового основного капитала возрастает спрос решительно на все товары». Но вот расширение основного капитала закончилось (фабрики построены, железные дороги проведены). Спрос на средства производства сократился и их перепроизводство становится неизбежным. В силу зависимости всех отраслей промышленности друг от друга частичное перепроизводство становится общим - цены всех товаров падают и наступает застой.

С полным основанием можно сказать, что Туган-Барановский первым сформулировав основной закон инвестиционной теории циклов: фазы промышленного цикла определяются законами инвестирования. Нарушение же ритма экономической активности, приводящее к кризису, вытекает, по мнению Туган-Барановского, из-за отсутствия параллелизма на рынках разных сфер в период экономического подъема, несовпадения между сбережениями и инвестициями, из-за диспропорциональности в движении цен на капитальные блага и потребительские товары.

Основная идея Туган-Барановского состоит в том, что в основе общего товарного перепроизводства лежит частичное перепроизводство, непропорциональное распределение «народного труда». Таким образом, первое представляет собой своеобразное выражение второго. Исследовал Туган-Барановский и роль ссудного капитала в процессе циклических колебаний экономики. Он отмечал, что повышение ссудного процента является верным признаком того, что свободного ссудного капитала в стране слишком мало для нужд промышленности и делая отсюда вывод, что непосредственной причиной кризисов является не избыток ссудного капитала, не находящего себе применения, а его недостаток.

В традициях русской социально-экономической мысли М. И. Туган-Барановский критиковал капиталистическую систему хозяйства, отмечая, что при данном строе огромное большинство населения обречено постоянно служить средством для увеличения благосостояния других общественных классов, несравненно менее многочисленных. Поэтому неизбежен переход к социалистическому обществу.

Цель социализма, как отмечал Туган-Барановский, устроить жизнь на началах свободы, правды и справедливости. Он считал, что в основе социализма как учения о справедливом обществе должна лежать этическая идея, сформулированная И. Кантом - идея о равноценности человеческой личности, о человеческой личности как цели в себе. При социализме, по мнению М. И. Туган-Барановского, развитие каждой отдельной личности становится главной общественной целью.

Большое внимание Туган-Барановский уделяет анализу типов социализма, выделяя государственный, коммунальный и синдикальный социализм, считая при этом, что именно государственный социализм придает общественному производству пропорциональность и планомерность и дает возможность быстрого роста общественного богатства.

Рассматривая государственный социализм, Туган-Барановский отмечает, что хотя последний и обеспечивает планомерность, пропорциональность развития и приоритет общественных потребностей, но он сохраняет элементы принуждения и противоречит идее полного и свободного развития человеческой личности. И потому, согласно убеждению Туган-Барановского, хотя создание общественного богатства и обладает «значительной положительной ценностью», но оно не может идти за счет принижения человеческой личности.

Не может считаться общественным благом низведение трудящегося человека до простого винтика огромного государственного механизма, до «простого подчиненного орудия общественного целого» Поэтому Туган-Барановский предлагает дополнить систему государственного социализма элементами коммунального и синдикального социализма. Он считает, что в наибольшей степени соответствует идеалу свободного развития человека такая форма организации труда как кооперация, поскольку она строится на взаимном согласии членов при свободе вступления и выхода из кооперативной организации.

В тенденции, по мнению Туган-Барановского, общество должно до конца превратиться в добровольный союз свободных людей - стать насквозь свободным кооперативом.

В фундаментальном труде «Социальные основы кооперации» он подчеркивает, что «в кооперации, однако, заложены основы и совершенно иного хозяйственного строя, стоящего выше не только капитализма, но и коллективизма… Общество должно до конца превратиться в добровольный союз свободных людей ­ стать насквозь свободным кооперативом. Таков социальный идеал, который полностью никогда не будет достигнут, но в приближении к которому и заключается весь исторический процесс человечества[6].

Следует обратить внимание, что социальным идеалом Туган-Барановского является не социальное равенство, а социальная свобода. Общество совершенно свободных людей - вот, по его мнению, конечная цель общественного прогресса. В приближении к социалистическому идеалу и заключается весь исторический прогресс человечества.

Это положение явно имеет много общего с идеей Маркса, рассматривающего будущее общество как союз свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно расходующих свои индивидуальные рабочие силы как одну общую силу.

3. Экономические взгляды А.В. Чаянова и Н.Д. Кондратьева

Представляют интерес взгляды и такого крупного русского экономиста, как Александр Васильевич Чаянов (1888-1937), который, наряду с Н.П. Макаровым, А.Н. Мининым, А.А. Рыбниковым, А.Н. Челинцевым и другими, является представителем так называемой организационно-производственной школы. Эта школа возникла еще в дореволюционный период, но наиболее активная ее практическая деятельность приходится на период нэпа.

«Школе было поручено разработать организационно-производственный план развития семейного товарного хозяйствам для каждого района и вида сельскохозяйственной деятельности[7].

Основной круг научных интересов А.В. Чаянова – изучение процессов, происходящих в российской экономике, специфики социально-экономических отношений в отечественном сельском хозяйстве. Главным предметом исследований ученого было семейно-трудовое крестьянское хозяйство. Чаянов доказал неприменимость выводов классической экономической теории к крестьянскому хозяйству, для которого была характерна некапиталистическая мотивация.

Обширные исследования позволили Чаянову сделать вывод о том, что крестьянское хозяйство отличается от фермерского самим мотивом производства: фермер руководствуется критерием прибыльности, а крестьянское хозяйство - организационно-производственным планом, представляющим совокупность денежного бюджета, трудового баланса во времени и по различным отраслям и видам деятельности, оборота денежных средств и продуктов. Он отметил, что крестьянскую семью интересует не рентабельность производства, но рост валового дохода, обеспечение равномерной занятости для всех членов семьи.

«Чаянов показал, что важным принципом организации трудового крестьянского хозяйства является стремление к равновесию факторов производства, занятости и потребления» [8]

Чаянов сформулировал положение об исключительной выживаемости сельского хозяйства, которое долгое время способно выдерживать такое понижение цен и повышение издержек, которое полностью уничтожает прибыль и часть заработной платы, что является гибельным для предпринимателей, пользующихся наемным трудом. И именно потому, что крестьянское хозяйство не гонится за прибылью, а заботится о поддержании существования самого земледельца и его семьи.

«Ученый противопоставил распространенной в экономической литературе схеме «кулак — средняк — бедняк», свою классификацию хозяйств, включающую: 1) капиталистические, 2) полутрудовые; 3) зажиточные; 4) бедняцкие; семейно-трудовые; 5) полупролетарские; 6) пролетарские.[9]

Конкретизируя тезис о потребительской природе крестьянских хозяйств, Чаянов использовал теорию предельной полезности. Он утверждал, что в крестьянском хозяйстве существует определенный «естественный предел» увеличения продукции, который наступает в момент, когда тягость предельной затраты труда будет равняться субъективной оценке предельной полезности получаемой суммы. С определенными оговорками можно сказать, что затрата собственных сил идет до того предела, при котором крестьянское хозяйство получает все необходимое для существования своей семьи.

С теорией крестьянского хозяйства связана у Чаянова и теория кооперации. По его мнению, предпосылок для развития фермерских хозяйств американского типа в России нет, несмотря на то, что крупное сельскохозяйственное производство имеет относительное преимущество по сравнению с мелким. Поэтому оптимальным для нашей страны было бы сочетание отдельных крестьянских хозяйств с крупными хозяйствами кооперативного типа.

«По его мнению, индивидуальные крестьянские хозяйства способны вести эффективную обработку почвы и развивать животноводство, остальные виды деятельности подлежат постепенному и добровольному кооперированию»[10].

Чаянов считал, что кооперация способна соединить различные виды и формы деятельности, формируемых по вертикали «от поля к рынку». При этом за семейным производством остается процесс выращивания растений и животных. Все остальные операции, в том числе переработка продукции, ее транспортировка, реализация, кредитование, научное обслуживание будут осуществляться кооперативными организациями. Развитие кооперативов, которые вступают в непосредственные контакты, минуя капиталистически организованные предприятия, ослабляет последних.

«Таким образом, Чаянов, выступал за внедрение вертикальных форм кооперации, считал, что они создают условия для сочетания преимуществ хозяйства отдельной семьи и общественного производства, обмена. Горизонтальные формы кооперации, объединяющие интеграционные земледельческие артели (колхозы), Чаянова не привлекали вследствие того, что они, по его мнению, обладают слабой приспособляемостью к конъюнктуре рынка, не имеют достаточных стимулов к труду, создают условия для произвола со стороны руководителей.»[11].

Таким образом, каждая новая форма кооперации (потребительская, производственная, кредитная - через организации сберкасс кооперации) осуществляет подрыв какого-нибудь вида капиталистической эксплуатации, заменяя его «товарищеским» методом удовлетворения потребностей.

В начале 30-х годов Чаянов занимается вопросами организации совхозов. Совхозная форма представлялась ему наиболее приемлемой, позволяющей внедрять механизацию, передовые методы аграрной науки. Чаянов предложил использовать в качестве критерия оценки деятельности крупных совхозов — степень выполнения ими государственного плана с точки зрения учета интересов региона по уровню прибыльности самого предприятия.

Программа Чаянова предусматривала первоочередное создание гигантских (40—100 тыс. га) централизованных управляемых хозяйств по производству зерна, которые впоследствии должны были распространиться в овощеводстве, льноводстве, хлопководстве.

Разнообразие аспектов, исследуемых Чаяновым, взаимосвязь теоретических разработок с потребностями практики определяют их актуальность.

Аграрным проблемам, в частности теории кооперации, отдал дань и такой известный русский экономист как Николай Дмитриевич Кондратьев (1892-1938).

Кондратьев разделял взгляды партии эсеров, основанных на общинных трудовых воззрениях, взгляде на землю как на общее достояние всех трудящихся. Представители этой партии (В. М. Чернов, П. П. Маслов, С. С. Зак и др.) настаивали на социализации земли, т.е. изъятии ее из частной собственности отдельных лиц и передаче в общественное владение и распоряжение демократически организованных общин на началах уравнительного использования.

Кондратьев также стоит за перевод всех земель в положение общенародного достояния, в трудовое пользование народа. Но Кондратьев, как и Чаянов, считает, что трудовые хозяйства сами по себе, в силу их натурального хозяйства, не нацелены на экономическую перспективу, на развитие во имя интересов государства. Преодоление же экономической ограниченности этих форм Кондратьев видел на путях кооперации. Кооперация, по его мнению, имеет два плюса: отсутствие акцента на прибыль и возможность обеспечить значительную производительность труда. И именно ему принадлежит обоснование основных принципов кооперирования - добровольность и последовательная смена форм кооперации от низших к высшим на основе экономической целесообразности.

Однако мировую известность принесла Н. Д. Кондратьеву не теория кооперации, а разработанная им теория больших циклов конъюнктуры, известная как «теория длинных волн Кондратьева». «Согласно его концепции, капиталистическое хозяйство проходит в своем развитии через последовательно чередующиеся периоды замедленного и ускоренного роста»[12]. Изложение данной теории содержалось в статье «Мировое хозяйство и его конъюнктура во время и после войны», написанной им в 1922 году.

Интерес Кондратьева к теории конъюнктуры, к проблеме долговременных колебаний был вызван стремлением выяснить тенденции развития народного хозяйства. Эта проблема соответствовала его научным интересам, поскольку именно Кондратьев создал и возглавлял до 1928 г. Конъюнктурный институт.

«Концепция больших циклов Н.Д. Кондратьева распадалась на три основные части: 1) эмпирическое доказательство существования большой модели циклам, 2) некоторые эмпирически установленные закономерности, сопровождающие длительные колебания конъюнктуры, 3) попытку их теоретического объяснения, или собственно теория больших циклов конъюнктуры»[13].

Кондратьев провел обработку временных рядов важнейших экономических показателей (товарные цены, процент на капитал, заработная плата» оборот внешней торговли и других) для четырех стран (Англии, Германии, США, Франции) за период примерно 140 лет. В результате обработки данных им была выявлена тенденция, показывающая существование больших периодических циклов продолжительностью от 48 до 55 лет. Эти циклы включали в себя фазу подъема и фазу спада.

«Кондратьев выделил периоды больших циклов с конца XVIII в.:

I.

1) повышательная волна: с конца 80-х — начала 90-х годов до 1810—1817 гг.

2) понижательная волна: с 1810—1817 гг. до 1844-1851 гг.;

II.

1) повышательная волна: с 1844 — 1851 гг. до 1870—1875 гг. 2) понижательная волна: с 1870-1875 гг. до 1890 — 1896 гг.;

III.

1) повышательная волна: с 1890-1896 гг. до 1914-1920 гг.;

2) вероятная понижательная волна: 1914 — 1920 гг.

Таким образом, несмотря на довольно высокую конъюнктуру, наблюдавшуюся в 20-е годы в главных капиталистических странах, Кондратьев относил указанное десятилетие к началу очередной понижательной волны, что вскоре нашло подтверждение в событиях мирового экономического кризиса 1929 —1933гг. и последующей многолетней депрессивной фазе. Кондратьев во многом предугадал великую депрессию 1930-х гг.»[14].

Внимание к проблемам циклического развития экономики, дань которым отдал и Туган-Барановский, и Кондратьев, не в последнюю очередь было связано с теорией циклического развития, основы которой были заложены К. Марксом. Не случайно Кондратьев ищет корни длинных циклов в процессах, аналогичных тем, которые, согласно марксисткой теории, порождают периодические колебания капиталистической экономики каждые 7-11 лет (так называемые циклы Жюглара). Кондратьев полагает, что продолжительность длинного цикла определяется средним сроком жизни производственных и инфраструктурных сооружений (примерно 50 лет), которые являются одним из основных элементов капитальных благ общества. При этом обновление «основных капитальных благ» происходит не плавно, а толчками, а научно-технические изобретения и нововведения играют при этом решающую роль.

В динамике экономических циклов Кондратьевым были выделены некоторые закономерности. Так, «повышательная» фаза большого цикла (фаза подъема) наступает, по его мнению, при следующих условиях:

- высокая интенсивность сбережений,

- относительное обилие предложения и дешевизна ссудного капитала,

- аккумуляция его в распоряжении мощных финансовых и предпринимательских центров,

- низкий уровень товарных цен, который стимулирует сбережения и долгосрочное помещение капитала.

«Другими эмпирическими закономерностями, сопровождающими длительные конъюнктурные колебания, Кондратьев считал еле дующие:

а) на периоды повышательной волны каждого большого цикла приходится наибольшее количество социальных потрясений (войн и революций);

б) периоды понижательной волны каждого большого цикла сопровождаются длительной и особенно резко выявленной депрессией сельского хозяйства;

в) в период повышательной волны больших циклов средние капиталистические циклы характеризуются краткостью депрессий и интенсивностью подъемов; в период понижательной волны больших циклов наблюдается обратная картина.

Кондратьев предположил, что основными элементами механизма, воспроизводящего долговременные периодические колебания в экономике, являются оборот основного капитала с длительным сроком службы, накопление свободного денежного капитала и научно-технический прогресс»[15].

Если эти условия имеют место, то рано или поздно наступает момент, когда значительное инвестирование его в крупные сооружения, вызывающие радикальные изменения условий производства, становится достаточно рентабельным. Начинается полоса относительно грандиозного нового строительства, когда находят свое широкое применение накопившиеся технические изобретения, когда создаются новые производительные силы.

Иначе говоря, интенсивное накопление капитала является не только предпосылкой вступления экономики в фазу длительного подъема, но и условием развития этой фазы. Импульсом же для перехода в «понижательную» фазу (фазу спада) является недостаток ссудного капитала, ведущий к повышению ссудного процента, а, в конечном счете, к свертыванию хозяйственной активности и падению цен. При этом депрессивное состояние хозяйственной жизни толкает к поиску новых путей удешевления производства, именно, технических изобретений. Однако эти изобретения будут использованы уже в следующей «повышательной» волне, когда обилие свободного денежного капитала и его дешевизна сделают вновь рентабельными радикальные изменения в производстве.

При этом Кондратьев подчеркивает, что свободный денежный капитал и низкий процент являются необходимым, но не достаточным условием перехода к «повышательной» фазе цикла. Не само по себе накопление денежного капитала выводит экономику из депрессии, а приведение им в действие научно-технического потенциала общества.

Теория «длинных волн» Н. Д. Кондратьева породила обширную литературу по данному вопросу, дав импульс разработке различных концепций долгосрочных экономических колебаний. Дискуссии ведутся относительно причин больших циклов, однако мало кто отрицает, что «длинные волны» связаны с процессами структурной перестройки экономики.

 

4. Экономико-математическое направление в СССР

В области экономико-математических исследований, или эконометрики, российские ученые добились приоритета. Этому способствовала благоприятная обстановка нэпа, развитие статистики, что вызывало необходимость использования математики для анализа хозяйственных процессов.

Приоритетным направлением экономико-математических исследований было решение макроэкономических проблем.

«Одним из достижений школы стала разработка концепции межотраслевого баланса народного хозяйства. Так, при разработке первого пятилетнего плана стали появляться первые балансовые построения («Баланс народного хозяйства СССР 1923 — 1924 гг.»). В работе над ними участвовали П. Попов, Л. Литощенко, Н. Дубенецкий, Ф. Дубровников, И. Морозова, О. Квиткин, А. Первухин. Разрабатывались балансы и отдельных отраслей»[16].

В конце 20-х годов публикуются статьи Г. Фельдмана, в которых предлагается оригинальный вариант схемы расширенного воспроизводства.

В его модели экономического роста рассматривается взаимосвязь темпа роста национального дохода, фондоотдачи, производительности труда и структуры использования народного дохода. Ученый приходит к выводу о необходимости направления большей части капитала в производство средств производства для достижения высоких темпов роста.

Работы Фельдмана заложили основу теории экономического роста, опередив аналогичные западные исследования Дж. Кейнса, Р. Харрода, Е. Домара и др.

Одним из наиболее выдающихся представителей российской эконометрики был Леонид Витальевич Канторович (1912—1986). Среди его работ: «Математические методы организации планирования производства» (1939), «Экономический расчет наиболее целесообразного использования ресурсов» (1942), «Экономический расчет наилучшего использования ресурсов» (1959). Так, в брошюре «Математические методы организации и планирования производствам Канторович рассматривал задачу со станками, транспортную задачу, проблемы минимизации отходов, максимизации отдачи от использования комплексного сырья, наилучшего распределения посевной площади.

В 1975 г. за выдающийся вклад в мировую экономическую науку ученый был удостоен Нобелевской премии по экономике,

Канторович, занимаясь решением практической задачи — распределения различного рода сырья по разным обрабатывающим станкам с целью максимизации выпуска продукции при заданном ассортименте, разработал специальный метод, при котором с каждым ограничением исходной задачи связывалась специальная оценка, называемая «разрешающим множителем». В результате Канторович создал новую науку — линейное программирование.

Линейное программирование — это решение линейных уравнений (уравнений первой степени) посредством составления программ и применения различных методов их последовательного решения, существенно облегчающих расчеты и достижение искомых результатов.

«Заслуга Канторовича состояла в том, что он, решая частную задачу наиболее оптимальной загрузки оборудования, предложил математический метод выбора оптимального варианта распределения ресурсов. В результате он открыл новый раздел в математике, получившая широкое распространение в экономической практике и способствовавший использованию электронно-вычислительной техники»[17].

Канторович показал, что условия задачи на оптимум и цель, которая должна быть достигнута, могут быть выражены с помощью системы линейных уравнений, что задача имеет множество решений, но необходимо найти одно экстремальное решение.

Так, в задаче по оптимизации выпуска фанеры Канторович представил переменную, которую следовало максимизировать виде суммы стоимостей продукции, производимой всеми станками. Ограничители были представлены в форме уравнений, устанавливающих соотношения между всеми затрачиваемыми в производстве факторами (древесиной, клеем, электроэнергией, рабочим временем) и количеством выпускаемой продукции (фанеры) на каждом из станков. Для показателей факторов производства были введены коэффициенты, названные разрешающими множителями, или мультипликаторами.

Когда значения разрешающих множителей известны, то можно сравнительно легко найти оптимальный объем выпускаемой продукции

Канторович показал, что разрешающие множители имеют экономический смысл, так как они представляют собой предельные стоимости ограничивающих факторов, т.е. это объективно значимые цены каждого из факторов производства применительно к условиям полностью конкурентного рынка

Впоследствии Канторович заменил термин «разрешающие множители» на объективно обусловленные оценки, которые не произвольны, их величины задаются конкретными условиями задачи. Их целесообразно использовать при разработке планов, при расчете затрат и объемов выпуска продукции.

Они корректируются в зависимости от соотношения спроса и объемов производства

Для решения задачи на оптимум Канторович использовал также метод последовательных приближений, последовательного сопоставления вариантов с выбором наилучшего в соответствии с условиями задачи.

Заслугой Канторовича является также выявление двойственных, взаимосвязанных оценок в задачах линейного программирования, соответствующих конкретным условиям. Он показал, что нельзя одновременно минимизировать затраты и максимизировать результаты, но эти подходы взаимосвязаны. Так, если найдена оптимальная схема перевозок, то ей соответствует определенная система цен, если найдены оптимальные значения цен, та можно получить схему перевозок, отвечающую требованию оптимальности.

Таким образом, для любой задачи линейного программирования существует сопряженная ей или двойственная задача. Если прямая задача заключается в минимизации целевой функции, то двойственная — в максимизации.

Двойственные оценки позволяют соизмерять ценовые, затратные показатели, а также полезности.

Как видно, Канторович предусматривал использование в практике хозяйствования рыночных категорий.

Во второй половине 50-х — начале 60-х годов при активном участии Канторовича, Новожилова и Немчинова формируется отечественная экономико-математическая школа, в рамках которой разрабатывались методы линейного программирования, строились экономические модели, разрабатывалась система оптимального функционирования экономики (СОФЭ).

Так, в 1939 г была опубликована крупная экономико-математическая работа «Методы соизмерения народнохозяйственной эффективности плановых и проектных вариантов» ленинградского экономиста Виктора Валентиновича Новожилова (1892 — 1970), в которой сформулирована задача составления народнохозяйственного плана. Оптимальным, по мнению Новожилова, является такой план, который требует минимальной суммы трудовых затрат при заданном объеме продукции.

В 1958 г. Василий Сергеевич Немчинов (1894-1964) организовал в Академии наук первую в стране Лабораторию экономико-математических методов. В работе Немчинова «Экономико-математические методы и модели» (1965) определены основные направления применения математики в экономической науке разработка теории плановых расчетов и общей математической методологии оптимального планирования; разработка межотраслевых и межрегиональных балансов; математический анализ схемы расширенного воспроизводства; оптимальное планирование работы транспорта; решение технико-экономических задач; разработка математической статистики и ее использование в народном хозяйстве.

В рамках экономико-математической науки в 50 —60-е годы выдвигались идеи о необходимости использования косвенных рычагов государственного регулирования экономики, обязательном сокращении сферы директивного планирования и бюрократического аппарата и пр.

В 60-е годы эти идеи нашли отражение в концепции системы оптимального функционирования экономики (СОФЭ), оставившей заметный след в развитии советской эконометрики. СОФЭ выступала как альтернатива господствовавшим тогда методам управления народным хозяйством.

В последующем (70 —80-х годах) в экономико-математических исследованиях осуществляется переход к более сложным моделям и комплексам моделей, расширяются исследования по проблемам экономической кибернетики, автоматизированных систем управления, интегрированных систем обработки данных и т.д. В 70-е годы на основе СОФЭ были сформированы теоретические предпосылки создания хозяйственного механизма типа регулируемого рынка. Однако в годы, непосредственно предшествовавшие началу перестройки, противники СОФЭ вытеснили ее за пределы теоретической базы реформы.

В настоящее время экономико-математическая наука находится в поиске новых решений. На ее состояние оказывают благотворное влияние входящие в научный оборот неизвестные ранее концепции отечественных ученых, окрепшие международные связи и процесс реформирования отечественной экономики, процесс перехода к рынку.

Заключение

Таким образом, в процессе работы над данной темой смогли увидеть, что русская экономическая мысль ХХ века представляет собой закономерный этап развития русской экономической мысли, отличающей национальным своеобразием, которое обусловлено спецификой исторического и социально-культурного развития России.

Русская экономическая мысль ХХ века она представлена работами целого ряда оригинально мысливших ученых.

Так, известный русский экономист М. И. Туган-Барановский(1865- 1919), внес большой вклад в теоретическое обоснование проблем кооперации, имевших значение для ее развития, большое внимание уделял проблемам экономического и социально-политического развития России. Что касается вклада Туган-Барановского в современную экономическую науку, то он в значительной мере сводится к созданию современной инвестиционной теории циклов. Его работа «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь» оказали значительное влияние на развитие данного направления экономической науки.

В своей теории Туган-Барановский взял за основу идею Маркса о связи промышленных колебаний с периодическим обновлением основного капитала и заложил основы тенденции - превратить теорию кризисов перепроизводства в теорию экономических колебаний.

Основной круг научных интересов А.В. Чаянова – изучение процессов, происходящих в российской экономике, специфики социально-экономических отношений в отечественном сельском хозяйстве. Главным предметом исследований ученого было семейно-трудовое крестьянское хозяйство. Чаянов доказал неприменимость выводов классической экономической теории к крестьянскому хозяйству, для которого была характерна некапиталистическая мотивация.

Аграрным проблемам, в частности теории кооперации, отдал дань и такой известный русский экономист как Николай Дмитриевич Кондратьев (1892-1938). Однако мировую известность принесла Н. Д. Кондратьеву не теория кооперации, а разработанная им теория больших циклов конъюнктуры, известная как «теория длинных волн Кондратьева». «Согласно его концепции, капиталистическое хозяйство проходит в своем развитии через последовательно чередующиеся периоды замедленного и ускоренного роста»[18]. Изложение данной теории содержалось в статье «Мировое хозяйство и его конъюнктура во время и после войны», написанной им в 1922 году.

В области экономико-математических исследований, или эконометрики, российские ученые добились приоритета. Так, например, работы Фельдмана заложили основу теории экономического роста, опередив аналогичные западные исследования Дж. Кейнса, Р. Харрода, Е. Домара и др. Этому способствовала благоприятная обстановка нэпа, развитие статистики, что вызывало необходимость использования математики для анализа хозяйственных процессов.

Одним из наиболее выдающихся представителей российской эконометрики был Леонид Витальевич Канторович, который в 1975 г. за выдающийся вклад в мировую экономическую науку ученый был удостоен Нобелевской премии по экономике.

В рамках экономико-математической науки в 50 —60-е годы выдвигались идеи о необходимости использования косвенных рычагов государственного регулирования экономики, обязательном сокращении сферы директивного планирования и бюрократического аппарата и пр. В 60-е годы эти идеи нашли отражение в концепции системы оптимального функционирования экономики (СОФЭ), оставившей заметный след в развитии советской эконометрики. СОФЭ выступала как альтернатива господствовавшим тогда методам управления народным хозяйством.

В последующем (70 —80-х годах) в экономико-математических исследованиях осуществляется переход к более сложным моделям и комплексам моделей, расширяются исследования по проблемам экономической кибернетики, автоматизированных систем управления, интегрированных систем обработки данных и т.д.

В настоящее время экономико-математическая наука находится в поиске новых решений. На ее состояние оказывают благотворное влияние входящие в научный оборот неизвестные ранее концепции отечественных ученых, окрепшие международные связи и процесс реформирования отечественной экономики, процесс перехода к рынку.

Список использованной литературы

  1. Абалкин Л. Российская школа экономической мысли: поиск самоопределения . - «Вопросы экономики», 2002, № 2.
  2. Всемирная история экономической мысли в 6. Т.4.Теория социализма и капитализма в межвоенный период. – М.: Мысль, 1990.
  3. Гребнев Л. О. О чем писал М.И. Туган-Барановский. – «Экономические науки», 1990, №5, с.72-79
  4. История Коммунистической партии Советского Союза. Т.1. М., 1964. стр. 226.
  5. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства. – М., 1991.
  6. История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000.
  7. История экономической мысли. Курс лекций. - М.: Ассоциация авторов и издателей «ТАНДЕМ». Издательство ЭКМОС, 1998 г.
  8. Маркова.А.Н. История экономической мысли в России.– М.: «Юнити», 1996г.
  9. Осипов А. А. Крах административно- командной системы .- Л., 1991.

10. Туган-Барановский М. И. Социальные основы кооперации.-М.:Экономика., 1989.

11. Туган-Барановский М.И. Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на хозяйственную жизнь.– СПб., 1984.

12. Чаянов А. В. Крестьянское хозяйство. – М.,1989.



_[1] Цит. по Абалкин Л. Российская школа экономической мысли: поиск самоопределения . - «Вопросы экономики», 2002, № 2. с.28

_[2] Абалкин Л. Российская школа экономической мысли: поиск самоопределения . - «Вопросы экономики», 2002, № 2. с.28

_[3] Абалкин Л. Российская школа экономической мысли: поиск самоопределения . - «Вопросы экономики», 2002, № 2. с.29

_[4] Цит. по: История Коммунистической партии Советского Союза. Т.1. М., 1964. стр. 226.

 

_[5] Абалкин Л. Российская школа экономической мысли: поиск самоопределения . - «Вопросы экономики», 2002, № 2. с.29

 

_[6] Туган-Барановский М. И. Социальные основы кооперации. М. Экономика. 1989. С. 449

_[7] История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000. с.315

_[8] История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000. с.317

_[9] там же с.318

[10] История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000. с.318

[11] там же с. 318

[12] История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000. с.324

[13] там же. С.324

[14] История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000. с.325

[15] История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000. с.327

[16] История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000. с.370

[17] История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000. с.371

[18] История экономических учений: Учеб. пособие / Под общ. Ред. Г.А. Шмарловской. - Мн.: ООО «Новое знание», 2000. с.324

 
 

Войти


 

Что останавливает от заказа работы??

Смущает

В библиотеке

Гигиена

Однажды в квартире семейства Р. раздался звонок, и маленькая девочка побежала открывать. За дверью стоял молодой человек, который на свету оказался каким-то больным, с тонкой, блестящей розовой кожицей на лице. Он сказал, что пришел предупредить о грозящей опасности. Что вроде бы в городе началась эпидемия вирусного заболевания, от которого смерть наступает за три дня, причем человека вздувает и так далее. Симптомом является появление отдельных волдырей или просто бугров. Есть надежда остаться в живых, если строго соблюдать правила личной гигиены, не выходить из квартиры и если нет мышей, поскольку мыши – главный источник заражения, как всегда.

Читать дальше

Блядский счетчик

Что общего между Александром Вторым, Чеховым и среднестатистическим русским олигархом начала XXI века? – Комплекс гепарда. Не знаю, насколько справедлива репутация животного, но считается, что гепард не может спать с одной и той же самкой дважды – ему нужны каждый раз новые жертвы. Александру Второму, одному из наиболее похотливых зверей из похотливой династии Романовых, возили но ночам девиц в Зимний дворец. Чехов, если не было свежих поклонниц, шел в бордель. Сегодняшний олигарх устраивает конкурсы красавиц и таскает их за собой по всему свету. Блядский счетчик работает на полную мощность: ни дня без добычи.

Читать дальше

Цена проститутки

Каждая женщина торгует своим телом. Поцелуи дарит, как пробные флакончики духов, а остальным торгует. Удачно и неудачно, по-крупному или по-мелкому, осознанно и неосознанно. Или же неосознанно, как феминистки.

Женщины обидчивы. Их обидчивость, готовая проступить на поверхность в любой момент женско-мужских отношений, обнажает законы рынка.

Читать дальше

Секс как спорт

Раньше было проще. Раньше все сводилось к тому, чтобы ЕЕ победить. Или, как еще раньше, совсем давно, говорили: ЕЮ овладеть. Но если я говорю, что раньше было проще, это не значит, что победа давалась легко. Напротив, те, кто жили активной половой жизнью тридцать лет назад, хорошо помнят, что они побеждали буквально в рукопашном бою.

Девушка сдавалась по кускам. Сначала овладевали рукой. Это называлось «взять за ручку». Сердце замирало – позволит ли? А если позволяла – боже, какое счастье! Так и ходили «за ручку» – счастливые, как в советском кино.

Читать дальше