gototopgototop

Еще по теме

Операция "Багратион"

История и культурология

СОДЕРЖАНИЕ

1. Подготовка и начало операции «Багратион». 3

2. Значение операции «Багратион». 11

Список использованных источников. 15

 

1. Подготовка и начало операции «Багратион»

Закончился 1943 год. Вооружённые силы СССР вступили в завершающий период Великой Отечественной войны. Перед ними были поставлены задачи огромного военно-политического значения: полностью изгнать оккупантов из пределов страны, оказать помощь народам Европы в избавлении от фашистского ига, сокрушить гитлеровскую Германию и принудить её к безоговорочной капитуляции. Выполняя эти задачи, Красная Армия нанесла зимой и весной 1944г. мощные удары по врагу. К лету положение воюющих сторон существенно изменилось. Советский Союз неуклонно наращивал свои силы, народное хозяйство страны, преодолевая трудности военного времени, шло в гору. Армия и флот во всёвозрастающем количестве получали первоклассную боевую технику и оружие, боеприпасы, снаряжение. Упрочилось международное положение СССР. Продолжали укрепляться Советские Вооружённые силы. В то же время положение фашистской Германии всё более ухудшалось. Хотя военная промышленность продолжала увеличивать выпуск продукции, полностью возместить потери, понесённые на Восточном фронте, уже не удавалось. Военные поражения обострили внутриполитическую обстановку в стране, что, в частности, нашло своё выражение в готовившемся заговоре против Гитлера. Тяжёлым было и международное положение Германии. Дело шло к распаду блока фашистских государств. Усиливалось движение Сопротивления в оккупированных странах. С июня 1944г. Германия была вынуждена вести войну на два фронта[2].

«Несмотря на ухудшение своего положения, гитлеровская Германия представляла собой очень сильного противника. Она располагала обширной территорией, крупными экономическими ресурсами, многомиллионными вооружёнными силами. Продолжая войну, немецко-фашистское командование надеялось на столкновения внутри антигитлеровской коалиции, на её раскол. Поэтому основная ставка делалась на выигрыш времени, и на то, чтобы отсидеться на заранее подготовленных оборонительных рубежах Восточного фронта. Основной удар по врагу летом 1944г. Ставка Верховного Главнокомандования решила нанести в Белоруссии».

Если взглянуть на военную карту того времени, то нельзя не заметить, что линия советско-германского фронта в Белоруссии представляла собой огромный выступ, обращённый своей вершиной на восток. Этот выступ или «белорусский балкон», как его называли немцы, имел большое оперативно-стратегическое значение для обеих сторон. Немецко-фашистское командование, удерживая Белоруссию, обеспечивало устойчивое положение для своих войск в Прибалтике и на Украине, прикрывало подступы к Польше и Восточной Пруссии. Отсюда враг мог попытаться нанести контрудары во фланг нашим наступающим войскам. Что касается советских войск, то с освобождением Белоруссии для них открывался кратчайший путь в Польшу и Германию; одновременно с этим ставились под угрозу фланговых ударов вражеские группировки в Прибалтике и в западных областях Украины.

Хотя фашистское командование и считало, что главные военные события летом 1944г. развернутся на юго-западном направлении, оно, тем не менее, пристальное внимание уделяло «белорусскому балкону». Укреплённые районы Белоруссии Гитлер требовал оборонять любой ценой. Линия фронта на этом участке протянулась в среднем на 1100 км и проходила в 15 – 60 км восточнее Полоцка, Витебска, Орши, Могилёва, Бобруйска и далее по реке Припять до Ковеля. На всём её протяжении противник создал сильную оборону глубиной до 250-270 км. Многие города были превращены в крепости, в лесах и болотах строились опорные пункты и узлы сопротивления.

Стремясь удержать Белоруссию, германское командование использовало для этого группу армий «Центр» и фланговые соединения групп армий «Север» и «Северная Украина». Здесь было сосредоточено 1200 тысяч человек, 9500 орудий и миномётов, 900 танков и штурмовых орудий, около 1350 самолётов. Для разгрома этой группы Ставка привлекала 4 фронта: 1-й Приба043Bтийский, 3-й, 2-й и 1-й Белорусские, в которых насчитывалось более 1430 тысяч человек, свыше 31000 орудий и миномётов, 5200 танков и самоходных орудий, около 5000 боевых самолётов. Кроме того, в освобождении республики принимали участия войска Польского и партизанских соединений Белоруссии.

Штабы фронтов представили в Ставку свои соображения о предстоящих действиях. На их основе был разработан план наступления. Операция получила условное название «Багратион». 22-23 мая план был рассмотрен и уточнён на совещании в Ставке, а 31 мая командующим были вручены директивы, в которых определялись конкретные задачи фронтам. «Замысел операции отличался простотой и оригинальностью. Первоначально войска смежных крыльев 1-го Прибалтийского фронта (командующий генерал И. Х. Баграмян) и 3-го Белорусского фронта (командующий генерал И. Д. Черняховский) должны были нанести сходящиеся удары по витебской группировке врага, окружить и уничтожить её. Одновременно левое крыло 3-го Белорусского фронта наносило удар на Оршу. Сухопутные силы 1-го Прибалтийского фронта поддерживала 3-я воздушная армия (командующий генерал Н. Ф. Папивин), 3-го Белорусского – 1-я воздушная армия (командующий генерал Т. Т. Хрюкин).

Двум ударным группировкам правого крыла 1-го Белорусского фронта (командующий генерал К. К. Рокоссовский) предстояло окружить и уничтожить фашистские войска в районе Бобруйска, нанеся удары с востока и юга. Наземные войска фронта поддерживала 16-я воздушная армия (командующий генерал С. И. Руденко). В центре войскам 2-го Белорусского фронта (командующий генерал Г. Ф. Захаров) ставилась задача разгромить могилёвскую группировку противника. В составе этого фронта действовала 4-я воздушная армия (командующий генерал К. А. Вершинин) ». Таким образом, намечалось прорвать оборону противника одновременно на шести далеко отстоявших друг от друга участках, расчленить вражеские силы, ослабить их сопротивление. В последующем войскам 3-го и 1-го Белорусских фронтов предстояло нанести сходящиеся удары в общем направлении на Минск и окружить восточнее белорусской столицы главные силы 4-й армии немцев. Это позволяло создать в обороне врага стратегическую брешь в несколько сотен километров, ввести в бой части подвижных войск и продолжать наступление в западной части Белоруссии, Литве, Латвии. Для координации действий фронтов Ставка выделила своих представителей – маршала Г. К. Жукова и А. М. Василевского. По замыслу Белорусской операции мощные удары 4-х фронтов сливались с активными действиями партизан. Ставка поставила перед ними задачу: дезорганизовать оперативный тыл врага, сорвать подвоз его резервов, информировать о передвижении гитлеровских войск. При подготовке операции советское командование особое внимание уделяло перегруппировке войск, скрытному сосредоточению и обеспечению превосходства сил на участках прорыва. Благодаря напряжённой работе войскового тыла была успешно решена важная задача обеспечения войск всем необходимым для боя – боеприпасами и продовольствием. Достаточно сказать, что для перевозки только одного боекомплекта снарядов и мин для сухопутных частей понадобилось 5500 вагонов. А ведь к началу боёв предстояло доставить не один, а 4-5 боекомплектов. Почти два месяца на фронтах напряжённо трудились все – от рядового до командующего, готовя грандиозное наступление. У всех советских воинов было одно стремление – скорее в бой, на разгром врага. В этом была огромная заслуга командиров, политорганов, партийных и комсомольских организаций, развернувших среди личного состава широкую политическую работу. Они разъясняли воинам высокие и благородные цели нашей армии, воспитывали наступательный порыв, готовность преодолеть все трудности на пути к победе. В составе 4-х фронтов насчитывалось более 630 тысяч коммунистов. Они были верной опорой командиров и политработников в мобилизации воинов на успешное выполнение боевых задач. В ночь на 22 июня был передан по радио, а утром опубликован в газетах большой политической важности документ Совинформбюро «3 года Отечественной войны Советского Союза». Это сообщение сыграло значительную роль в воспитательной работе среди солдат и офицеров. Во второй половине июня подготовка к операции в основном была завершена. Войска ждали приказа о наступлении.

«Белорусская операция началась утром 23 июня 1944 г. Войска 1-го Прибалтийского фронта, 3-го Белорусского и 2-го Белорусского перешли в решительное наступление на Витебском, Оршанском и Могилёвском направлениях. 24 июня войска 1-го Белорусского фронта нанесли удар на Бобруйском направлении. Действия фронтов координировали представители Ставки Верховного Главнокомандования Маршалы Советского Союза А. М. Василевский и Г. К. Жуков. Боевые действия Военно-воздушных Сил – маршалы авиации Ф. Я. Фалалеев и А. А. Новиков». До 25 июня войска 1-го Прибалтийского фронта во взаимодействии с войсками 3-го Белорусского фронта завершили окружение витебской группировки врага в составе 5-ти дивизий. Через несколько дней она была полностью ликвидирована. Противник потерял 20 тысяч человек убитыми и более 10 тысяч ранеными и пленными. 26 июня Витебск был освобождён от врага. Войска 3-го Белорусского фронта 27 июня освободили Оршу, ликвидировали мощную группировку, которая перекрывала минское направление. Соединения фронта за 6 дней продвинулись на 140 километров, и дошли до реки Березины севернее Борисова. Войска 1-го Белорусского фронта окружили и до 29 июня разгромили бобруйскую группировку врага, которая насчитывала более 6-ти дивизий. Гитлеровцы потеряли тут 50 тысяч человек убитыми и около 24 тысяч солдат и офицеров сдались в плен[3 с. 214].

Войска 2-го Белорусского фронта, преодолев мощные оборонительные рубежи на центральном участке Белорусского выступа, форсировали Днепр и 28 июня овладели Могилёвом. 29 июня советские войска вышли в междуречье Друти и Днепра. Войска 1-го Прибалтийского фронта, преодолевая упорное сопротивление гитлеровцев, обошли с севера и юга Полоцк и 30 июня завязали бой на подступах к городу. За 6 дней наступления войска 4-х фронтов взломали оборону врага на всём пространстве между Западной Двиной и Припятью, освободили сотни населённых пунктов, сорвали попытки противника закрепиться на Березине. С воздуха наступление Красной Армии надёжно прикрывали 1-я, 3-я, 6-я и 16-я воздушные армии. По мере приближения к Минску в советских войсках сужался фронт наступления, положение противника становилось катастрофическим. Упорно двигаясь вперёд, войска левого крыла 3-го Белорусского фронта форсировали Березину. 1-го июля освободили Борисов и вышли на северно-восточные подступы к Минску. 2-го июля они овладели городом Вилейка, перерезали железную дорогу Минск-Вильнюс, а войска 1-го Белорусского фронта – дорогу Минск – Барановичи.

Соединения 5-й гвардейской танковой армии (командующий маршал танковых войск П. А. Ротмистров) 2-го июля вышли в район Острошитского городка и завязали бой на северной и северо-восточной окраине Минска. С востока в город ворвался 2-й гвардейский танковый корпус генерал-майора А. С. Бурдейного, в авангарде которого наступали воины 4-й танковой бригады под командованием полковника А. А. Лосика и 25-й танковой бригады, которой командовал полковник С. М. Булынин. Успешные боевые действия вели и другие соединения танкистов. Вместе с ними в город вошли подразделения 11-й гвардейской, 31-й и 3-й армий. «На рассвете 3 июля 2-й гвардейский танковый корпус генерала А. С. Бурдейного ворвался в Минск с востока. Одновременно в район севернее города вышли соединения 5-го гвардейского танкового корпуса, в авангарде которого наступали воины 4-й гвардейской танковой бригады. Одним из первых ворвался в город танк гвардии младшего лейтенанта Д. Г. Фроликова, удостоенного звания Герой Советского Союза. Вслед за танкистами 3-го Белорусского фронта с юго-востока в Минск вступил 1-й гвардейский танковый корпус генерала М. Ф. Панова из состава 1-го Белорусского фронта. Позднее сюда подошли части 3-й армии.          Во второй половине дня 3 июля 1944 г. столица советской Белоруссии была полностью очищена от гитлеровцев. Освобождением Минска было завершено окружение восточнее города 4-й немецкой армии и некоторых других частей врага общей численностью около 105 тысяч человек». До позднего вечера в городе шли бои. Но вот затихли выстрелы. Картина страшных разрушений предстала перед взором всех, кому довелось быть тогда в Минске. Город лежал в руинах. Вся его центральная часть и привокзальный район были разрушены до основания. Из 332-х предприятий уцелело лишь 19. Гитлеровцы превратили в развалины Университетский городок, почти все высшие учебные заведения, 78 школ и техникумов, разграбили библиотеки и музеи. Несколько уцелевших крупных зданий фашисты заминировали и подготовили к взрыву. Их удалось спасти лишь благодаря стремительному продвижению советский войск и специальным мерам, принятым командованием, например отряды разминирования 1-го Белорусского фронта, войдя в город в боевых порядках наступающих, немедленно разминировали Дом правительства, окружной Дом офицеров. Всего в столице Белоруссии сапёры обезвредили около 3-х тысяч авиабомб, сняли более 300 фугасов и свыше тысячи различных мин и «сюрпризов». Жители Минска, перенёсшие за годы фашистской оккупации неимоверные испытания, восторженно, со слезами радости на глазах встречали своих освободителей. Быстрое освобождение Минска вовсе не означало, что победа досталась нашим войскам легко. Враг отчаянно сопротивлялся, подбрасывая свежие силы, в том числе из Польши, Норвегии, из самой Германии. Он упорно дрался за каждый важный населённый пункт, за каждую естественную преграду, это потребовало огромных усилий от наших солдат, офицеров и генералов. Но закалённые в предыдущих сражениях, они преодолели все. В ходе наступления военные советы фронтов и армий, политорганы соединений, партийные и комсомольские организации частей и подразделений проводили огромную работу. Они воспитывали у личного состава жгучую ненависть к врагу, разъясняли задачи, информировали о положении на фронтах, мобилизовывали воинов на смелые, героические действия. С освобождением столицы Белоруссии и стремительным продвижением советских войск на запад всё прочнее становилось кольцо вокруг окружённой группировки противника. В «котёл» попало 105 тысяч фашистских солдат и офицеров 4-й и 9-й армий. Окружение вражеской группировки под Минском имело свои примечательные особенности. Оно было осуществлено в 200-250 км. от переднего края обороны в результате параллельного и фронтального преследования противника. Это было новое явление в ходе войны, оно свидетельствовало о возросшем уровне советского военного искусства». Окружённые силы гитлеровцев оказались в двух группах – одна восточнее, а другая юго-восточнее Минска. Получив по радио приказ своего командования, обе группы попытались прорваться в направлении Барановичей, но им это не удалось. К ликвидации группировки были привлечены 33-я армия 3-го Белорусского фронта и часть сил 50-й и 49-й армий 2-го Белорусского фронта. Во взаимодействии с партизанскими соединениями и авиацией с 5 по 11 июля они успешно выполнили задачу.           "17 июля 1944 года 57 600 солдат и офицеров, захваченных в Белоруссии, под конвоем советских солдат прошли по центральным улицам Москвы. Это было впечатляющее зрелище. Впереди колонны, опустив голову под гневными взглядами москвичей, шли фашистские генералы и офицеры. В своё время гитлеровцы победно промаршировали через многие столицы Европы – Варшаву, Париж, Прагу, Белград, Афины, Амстердам, Брюссель и Копенгаген. Мечтали так пройти и по Москве. И вот они шли по её улицам, но не как победители, а как побеждённые».

2. Значение операции «Багратион»

В ходе операции «Багратион» войска Красной Армии, развернув наступление на фронте протяженностью свыше тысячи километров и в глубину до 600 километров, завершили освобождение Белоруссии, очистили от оккупантов большую часть Литвы, многие районы Латвии, часть территории Украины и Польши к востоку от Вислы. В этих боях полностью уничтожены 17 дивизий и 3 бригады противника, а 50 дивизий потеряли более половины своего состава. 409,4 тысячи немецких солдат и офицеров были убиты или ранены, свыше 200 тысяч попали в плен[1 с. 148].

Результаты Белорусской операции оказали заметное влияние на последующий ход боевых действий не только на советско-германском фронте, но и на других театрах второй мировой войны. Переброска из Германии и других стран Европы 18 дивизий и четырех бригад на усиление группы армий «Центр» облегчила действия англо-американских войск на Западном фронте. И в то же время, по мнению начальника штаба 3-го Белорусского фронта генерал-полковника А. П. Покровского, увлечение Верховного Главнокомандования северо-западным направлением ослабляло наши ударные группировки, сковывало крупные силы в Прибалтике и Восточной Пруссии, что замедляло развитие решающих военных действий на берлинском направлении.

Белорусская операция внесла немало нового в развитие советского военного искусства. Это, прежде всего использование сил трех фронтов для окружения крупной вражеской группировки в оперативной глубине обороны. В ее последующем уничтожении силами одного 2-го Белорусского фронта получил развитие опыт, приобретенный в Сталинградской битве. При завершении окружения минской группировки противника новым было взаимодействие двух фронтов через третий.

Сложные задачи были решены и в тыловом обеспечении войск. В конце 1943 года распоряжением Совнаркома СССР ряд фронтов сняли с централизованного снабжения хлебом, зернофуражом и сеном. Эти заготовки фронты должны были делать сами в своих границах. По воспоминаниям генерал-лейтенанта интендантской службы Н. А. Антипенко, Военный совет 1-го Белорусского фронта выделил для этой цели еще в декабре 1943 года 27 тысяч солдат и сержантов, 1400 офицеров, две тысячи автомобилей. Хлеб граблями извлекался из-под снега и доставлялся на пункты обмолота. Многие поля были заминированы, поэтому не обошлось без жертв.

Военные советы фронтов оказывали немалую помощь народному хозяйству Белоруссии в зоне своего расположения. Силами армий 1-го Белорусского фронта было оборудовано 15 детских домов по 100-150 коек в каждом для детей-сирот. Детдома обеспечивались кроватями, постельными принадлежностями, одеждой, обувью и продовольствием. Инженерные части участвовали в восстановлении Добрушского бумажного комбината.

В период подготовки и проведения Белорусской операции отрицательное влияние на размах планирования тылового обеспечения оказывала неполная и несвоевременная осведомленность руководящих лиц фронтового и армейского тыла относительно замысла операции. Начальники тыла, как правило, не привлекались на оперативные совещания, где уточнялись задачи войскам. Результатом этого явилась, например, неудовлетворительная готовность железнодорожных войск к началу операции и нереальность запланированных темпов восстановления железных дорог. Так, в течение первых 20 суток наступления темп восстановления железных дорог в полосе 1-го Белорусского фронта не превышал 1-2 километров в сутки, а войска за это время продвинулись на 350-400 километров, что поставило их в весьма затруднительное положение в смысле снабжения. Отрицательно сказался и недоучет характера разрушений дорог. Степень их разрушений превзошла все ожидания. В связи с этим решающую роль в подвозе стал играть автомобильный транспорт, причем в условиях крайне ограниченной сети автомобильных дорог и практически отсутствием рокадных дорог. Ежесуточный объем подвоза для четырех фронтов всех материальных средств составлял около 15 тысяч тонн. На двенадцатый день Белорусской операции появилась новая трудность – нехватка бензина и боеприпасов. Причина этому – неравномерный их подвоз. Разница между запланированным и фактическим расходом боеприпасов составила 70 процентов. В условиях, когда огневые позиции артиллерии располагались вдали от дорог, боеприпасы завозили по бездорожью, нередко с помощью тягачей и личного состава артиллерийских частей. Когда же войска ушли вперед, то боеприпасы остались в местах, куда подойти машинам было очень трудно. Бесспорен и такой факт: при подготовке Белорусской операции в исходном положении на огневых позициях артиллерии выложили излишние запасы боеприпасов, в результате чего возникли серьезные проблемы в ходе операции.

Однако при всех перечисленных трудностях наша боевая техника смогла выполнить невиданную по напряженности работу и обеспечить выход войск на глубину 600 километров. В эти дни президент США Ф. Рузвельт в послании Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину писал: «Стремительность наступления ваших армий изумительна, и я очень желал бы иметь возможность посетить вас, чтобы посмотреть, как вам удается поддерживать связь с наступающими войсками и обеспечивать их снабжение».

Высокие темпы наступления, разнообразный характер боевых действий предъявляли особенно высокие требования к руководству войсками. Штабы фронтов перемещались в ходе операции на новое место до шести раз, а штабы армий – 19-20 раз. Все полководцы и военачальники действовали очень грамотно и решительно, они организовали прекрасное взаимодействие всех родов войск, фронтов и армий, показав возросшее искусство управлять огромной массой войск. Маршалы и генералы Красной Армии в подавляющем большинстве были крестьянского (Г. К. Жуков, А. В. Горбатов, П. И. Батов, П. А. Ротмистров, К. А. Вершинин и другие) и рабочего (И. Х. Баграмян, К. К. Рокоссовский, И. Д. Черняховский, К. Н. Галицкий, И. И. Людников и другие) происхождения в отличие от немецких генералов, многие из которых имели аристократическую приставку «фон» (из наших генералов дворянское происхождение имели Н. С. Осликовский и Н. Н. Олешев). Однако гитлеровским генералам не помогли ни родовитость, ни богатый военный опыт. Советские военачальники оказались на голову выше лучших немецких стратегов. Причем многие получили высокие звания и должности в молодом возрасте. Так, командующему фронтом генералу армии Черняховскому было 38 лет, а командующему 1-й Воздушной армией генерал-полковнику Хрюкину – и вовсе 34 года. Большая заслуга в разработке и осуществлении плана операции «Багратион» принадлежала и нашему земляку генералу А. И. Антонову – заместителю начальника Генерального штаба, который держал все нити управления в своих руках.

Блестящие результаты в операции «Багратион» были бы невозможны без высоких морально-политических качеств солдат и офицеров, их верности и любви к Родине. Только за июль-август 1944 года более 402 тысяч участников Белорусской операции, которые представляли более 70 национальностей, были награждены орденами и медалями. 1612 человек удостоены звания Героя Советского Союза в боях за Белоруссию, в числе их более 100 белорусов, включая 50 белорусов-партизан и 14 уроженцев Минска и Минской области. 534 соединения и части Красной Армии получили почетные наименования белорусских городов.

Великая битва за Белоруссию оплачена дорогой ценой. В операции «Багратион» с 23 июня по 29 августа 1944 года безвозвратные потери советских войск составили 178 507 человек. Общие потери четырех фронтов на территории Белоруссии выглядят так: 440 879 человек или 29,8 процента от общей численности их личного состава к началу операции.

Список использованных источников

  1. Великая Отечественная война: Вопросы и ответы Бобылев П. Н., Липицкий С. В., Монин М. Е., Панкратов Н. Р. – М.: Политиздат, 1984.
  2. Великая Отечественна война 1941-1945: энциклопедия. – Гл. Ред. М. М. Козлов. – М.: Сов. Энциклопедия, 1985.
  3. Дмитренко В. П., Есаков В. Д., Шестаков В. А. История Отечества. ХХ век: Пособие для общеобразовательных школ. – М.: Дрофа, 1997.
  4. Жуков Г. К. «Воспоминания и размышления» (3 тома)
  5. Кто был кто в Великой Отечественной войне 1941 – 1945г. Краткий справочник. Изд. Республика. М. 1995г.
  6. Летопись Великой Отечественной 1941-1945. Краткий справочник. Москва «Молодая гвардия» 1985г.
 
 

Войти


 

Что останавливает от заказа работы??

Смущает

В библиотеке

Гигиена

Однажды в квартире семейства Р. раздался звонок, и маленькая девочка побежала открывать. За дверью стоял молодой человек, который на свету оказался каким-то больным, с тонкой, блестящей розовой кожицей на лице. Он сказал, что пришел предупредить о грозящей опасности. Что вроде бы в городе началась эпидемия вирусного заболевания, от которого смерть наступает за три дня, причем человека вздувает и так далее. Симптомом является появление отдельных волдырей или просто бугров. Есть надежда остаться в живых, если строго соблюдать правила личной гигиены, не выходить из квартиры и если нет мышей, поскольку мыши – главный источник заражения, как всегда.

Читать дальше

Блядский счетчик

Что общего между Александром Вторым, Чеховым и среднестатистическим русским олигархом начала XXI века? – Комплекс гепарда. Не знаю, насколько справедлива репутация животного, но считается, что гепард не может спать с одной и той же самкой дважды – ему нужны каждый раз новые жертвы. Александру Второму, одному из наиболее похотливых зверей из похотливой династии Романовых, возили но ночам девиц в Зимний дворец. Чехов, если не было свежих поклонниц, шел в бордель. Сегодняшний олигарх устраивает конкурсы красавиц и таскает их за собой по всему свету. Блядский счетчик работает на полную мощность: ни дня без добычи.

Читать дальше

Цена проститутки

Каждая женщина торгует своим телом. Поцелуи дарит, как пробные флакончики духов, а остальным торгует. Удачно и неудачно, по-крупному или по-мелкому, осознанно и неосознанно. Или же неосознанно, как феминистки.

Женщины обидчивы. Их обидчивость, готовая проступить на поверхность в любой момент женско-мужских отношений, обнажает законы рынка.

Читать дальше

Секс как спорт

Раньше было проще. Раньше все сводилось к тому, чтобы ЕЕ победить. Или, как еще раньше, совсем давно, говорили: ЕЮ овладеть. Но если я говорю, что раньше было проще, это не значит, что победа давалась легко. Напротив, те, кто жили активной половой жизнью тридцать лет назад, хорошо помнят, что они побеждали буквально в рукопашном бою.

Девушка сдавалась по кускам. Сначала овладевали рукой. Это называлось «взять за ручку». Сердце замирало – позволит ли? А если позволяла – боже, какое счастье! Так и ходили «за ручку» – счастливые, как в советском кино.

Читать дальше