gototopgototop
Главная Библиотека Учебные материалы Поиски главного героя романа «Парфюмер»

Поиски главного героя романа «Парфюмер»

Рожденный в мире, где представления о Добре и Зле размыты, сам не знавший любви, именно ее - Любовь, как нам кажется, и пытается найти главный герой романа. И весь путь Гренуя – это путь к Любви.

Зюскинд на протяжении всей книги сравнивает Гренуя с клещом, который абсолютно уходит в себя и только ждет, когда кто-нибудь пройдет под ним, чтобы вцепиться и выпить ту самую каплю крови, о которой мечтал всю жизнь.

У кожевника Грималя Гренуй окончательно вырос и окончательно осознал, что он в этом мире совсем один. Ни один человек никогда не будет думать о нем, разве что если найдет способ извлечь из Гренуя выгоду. И Гренуй продолжал жить своей жизнью, он коллекционировал запахи, его не интересовало и не волновало больше ничего. Все то, что было «Миром Людей», Гренуй не понимал и отвергал. Он обонял мир, и в его сознании тот представлялся совсем иначе, чем нам; для Гренуя не существовало понятий добра и зла, он даже путал эти слова.

 

Для него не существовало (пока) хороших или плохих запахов — «запах конского пота значил для него столько же, сколько нежный аромат распускающегося розового бутона, острая вонь клопа — не меньше, чем пар жаркого из телятины, просачивавшийся из господских кухонь. Он поглощал, вбирал в себя все, все подряд. Но и в синтезирующей кухне его воображения, где он постоянно составлял новые комбинации запахов, еще не господствовал никакой эстетический принцип. Это были причудливые фантазии, он создавал и тут же разрушал их, как ребенок, играющий в кубики, — изобретательно и деструктивно, без различимого творческого принципа»[5, с.].

 

 

 

Все ссылки на список литературы есть в готовой курсовой работе "Проблема смысла жизни человека в романе Патрика Зюскинда "Парфюмер"

 

Но случай переворачивает все его представления о запахах — он понимает, что такое «прекрасное». Запах молодой девушки, который он учуял через реку, пьянит его, манит к себе. Гренуй неожиданно понимает, что он должен обладать этим запахом, он должен вобрать его в себя без остатка. Гренуй убивает девушку, он даже не понимает, что совершает что-то ужасное, — для него не существует таких понятий. Он вбирает в себя весь аромат девушки, до капли и скрывается. На его удачу в тот день в городе был праздник, и убийство заметили не скоро. После познания этого «ключа к порядку всех других ароматов», без которого «нельзя ничего понять в запахах», Гренуй производит полную ревизию своих ароматов, он раскладывает их по полочкам, разделяет на хорошие и плохие.

Это предопределило всю его жизнь — он понял, что должен быть парфюмером и он входит в дом Джузеппе Бальдини полностью готовым — уже зная, что будет здесь подмастерьем и не уйдет отсюда без этого.

Именно с мастера Грималя начинается череда смертей, постигавших всех, кто близко общался с Гренуем. Через несколько часов после того, как Бальдини выкупил Гренуя у кожевника, Грималь свалился пьяный в реку и утонул.

У бесталанного парфюмера-неудачника Гренуй приобретает профессию. Но это естественно не обходится ему бесплатно — подмастерье должен постоянно сочинять для своего хозяина ароматы. Для Гренуя, однако, это совсем не проблема — он знает, что может сочинить столько прекрасных ароматов, что Бальдини не произведет их за всю жизнь. И подмастерье щедро одаривает своего мастера все новыми и новыми произведениями парфюмерного искусства, естественно, оставляя самые лучшие «себе»

После учения Гренуя у Бальдини в записной книжке остается более шестисот рецептов, но они ему не пригодятся — страшный рок, преследующий всех знакомых Гренуя, настигает и его. Та часть моста, на которой стоит дом парфюмера, рушится в реку, и в ней гибнет все: лаборатория, рецепты и сам Джузеппе Бальдини.

Здесь в книге начинается один из самых важных моментов — Гренуй устает от людских запахов и уходит туда, где их нет. Он по запаху находит «самую удаленную от людей точку во всем королевстве», забирается там в пещеру и лежит в ней семь (!) лет, выходя наружу «только для того, чтобы лакать воду из родника, быстро освобождаться от мочи и экскрементов и охотиться за ящерицами и змеями». Гренуй создает для себя целый мир, в котором и живет все эти годы: «Это было его царство! Бесподобная империя Генуэя! Созданная и покоренная им, бесподобным Гренуем, опустошенная, разрушенная и вновь возведенная, по его прихоти, расширенная им до неизмеримости и защищенная огненным мечом от любого посягательства… Здесь не имело значения ничего, кроме его воли, воли великого, великолепного, бесподобного Гренуя…»[5].

Возможно, что Гренуй так и проспал бы до самой своей смерти, если бы ему не приснился сон, сон в котором он обволакивается туманом запаха, своего запаха, но не может его вдохнуть и ощутить. Проснулся Гренуй в ужасе, выбрался из пещеры и начал нюхать себя. Обнюхав все свое тело, Гренуй воспринял множество запахов, но не обнаружил главного — своего. Только сейчас он понял причину своей отчужденности от мира. Дело было вовсе не в его феноменальном обонянии, но в отсутствии запаха на теле, своего запаха.

Это и заставило Гренуя уйти из своего убежища и вернуться к людям. Он должен был обрести запах, хотя бы для того, чтобы больше не видеть кошмаров. Греную везет, и он попадает к полоумному ученому, маркизу де ла Тайад-Эспинассу, который, желая доказать правильность своей теории о связи атмосферы и витальности, лечит и откармливает полуживого после семилетнего добровольного заточения Гренуя.

Вернувшись в мир людей, Гренуй создает духи, имеющие запах человеческого тела. Любопытна рецептура этих духов, куда входят такие ингредиенты, как «кошачье дерьмо, толченая соль, заплесневелый сыр, прокисшие рыбные потроха, тухлые яйца, нашатырь, мускат, роговая стружка и пригоревшая свиная шкварка». Чудовищный запах смеси, сдобренный одним слоем ароматов эфирных масел, «источает энергичный, окрыляющий аромат жизни».

Для героя романа создание этих духов – величайшее достижение его гения. «Теперь он знал, что способен достичь еще большего. Знал, что сможет улучшить этот запах. Он смог бы создать не только человеческий, но сверхчеловеческий аромат, ангельский аромат, столь неописуемо прекрасный, живительный, что, услышав его, каждый будет околдован и должен будет всем сердцем возлюбить его, Гренуя, носителя этого аромата»[5,с.170].

Зюскинд закономерно и убедительно показывает неизбежную логику метаморфозы своего героя – желания властвовать над миром, человечеством, которые его отвергали с самого рождения. Писатель подводит своего героя к формулам тоталитаризма, которыми так богат ХХ век. Гренуй интуитивно приходит к тому, что находит механизм манипулирования людьми, их сознанием, самой жизнью, и запахи, сконструированные им с дьявольской холодностью, становятся универсальными отмычками к людским душам.

Описание этого синтеза, в результате которого Гренуй получил «энергичный, окрыляющий аромат жизни», то бишь человеческий запах, – иносказательное выражение авторского взгляда на человека: его физическую, социальную, сознательно-бессознательную и нравственно-психологическую природу. Взгляд, как «основная тема человеческого запаха», утверждающий примат негативного и низменного. С примесью «облачка индивидуальной ауры» эта идея человека претворена в галерее персонажей романа от матери Гренуя до парижского сброда, каннибалические инстинкты которого вызывает аромат «парфюмера».

Но и получив «Единственное чувство, которое вызревает в Гренуе, – это отвращение к людям, но даже оно не находит у них отклика. Заставив людей полюбить себя, отвергнутого и уродливого, Гренуй осознает, что они ему отвратительны, а значит, их любовь ему не нужна. Трагедия Гренуя в том, что сам он не может узнать, кто он такой, и даже не может насладиться своим шедевром. Он осознал, что люди воспринимают и любят лишь его маску из аромата»[18 , с. 163].

Метафора запаха, на котором держится универсальная подсознательная связь между людьми, получает свое непосредственное выражение в сцене неудавшейся казни изобличенного преступника. Гренуй, пустивший в дело изобретенные им духи совершенства, производит на толпу впечатление высшего существа, владыки, таинственного повелителя. На зрителей нисходит чувственное опьянение, и трагедия возмездия, на которую собрались жители Граса и близлежащих селений, оборачивается бульварной пьеской. Гренуй, главное действующее лицо заявленной трагедии, которого должны были казнить на глазах десятитысячной толпы, превращается в единственного зрителя, наблюдающего за массовыми совокуплениями горожан и осознающего себя богочеловеком, которому достаточно кивнуть, чтобы все отреклись от Бога и молились ему.

Однако, достигнув желаемого, сочинив неземной аромат, сравнив свое достижение с подвигом Прометея, Гренуй не может наслаждаться звездными мгновениями своей жизни: «В эту минуту, когда он видел и обонял, что люди не в силах ему противостоять... – в эту минуту в нем снова поднялось все его отвращение к людям и отравило его триумф настолько, что он не испытал не только никакой радости, но даже ни малейшего удовлетворения... И внезапно он понял, что никогда не найдет удовлетворения в любви, но лишь в ненависти своей к людям и людей – к себе»[3, с. 214].

Греную, как человеку, познающему окружающий его мир посредством обоняния, стал понятен механизм того, что производит это чувство, которое люди, называют любовью. Он понял, что с помощью запаха способен манипулировать чувствами окружающих, и для него такая запахом рожденная любовь не имеет ценности. Ему-то хотелось, чтобы любили все же его, а не его мастерство талантливого парфюмера. Вот почему герой Зюскинда уходит с места казни в Париж.

Полный ненависти и презрения к людям, он отправляется на Кладбище Невинных, смешивается с толпой деклассированных элементов, собирающихся здесь по ночам, опрыскивает себя духами совершенства и производит на клошаров впечатление сияющего духа или ангела. Воры, бандиты, проститутки, дезертиры, малолетние преступники испытывают по отношению к нему благоговение и глубочайшее изумление, вожделение и восторг. И «они кинулись к этому ангелу, набросились на него, опрокинули его наземь. Каждый хотел коснуться его, каждый хотел урвать от него кусок, перышко, крылышко, искорку его волшебного огня. Они сорвали с него одежду, волосы, кожу с тела, они ощипали, разодрали его, они вонзили свои когти и зубы в его плоть, накинувшись на него, как гиены». Так из чувства любви они в буквальном смысле слова «причастились» его тела.

Финал романа и финал жизни его героя, пожалуй, самое трудное для понимания место в «Парфюмере».

«Христианское таинство причащения – евхаристия – буквализируется и трактуется на страницах романа как некий каннибальский акт, срежиссированный самим Гренуем. Эта грандиозная пародия на Тайную Вечерю может восприниматься читателем как эстетический феномен только в свете теории гротеска, который сформировался в народной площадной культуре в составе карнавала и был программно важен для романтической эстетики. Художественная трансформация жизненных форм, в результате которой соединяется несочетаемое (маньяк-убийца и воплощенный в Иисусе Христе высший человеческий идеал, евхаристия и каннибализм), использована Зюскиндом для того, чтобы взглянуть на мир с новой точки зрения и выразить свое тотальное неприятие устрашающего миропорядка и его порождения – постмодернистского человека. Этот последний есть только прах, тлен, грязь, только случайное сцепление атомов в течение краткого мига от одного до другого небытия, только дьявольское порождение слепых сил природы»[9,с.69].

Параллели с евангельским сюжетом и в самом деле очень очевидны. Можно вспомнить еще и то, что главный герой романа, точно так же как Христос, который удалился в пустыню, провел в своей пещере семь лет. Искушаемый дьяволом, Христос мог получить власть над миром, а Гренуй ее получил, изобретя свои духи. Получил – и отказался от нее. Продолжая параллели с библейскими текстами, приходится не согласиться с Н.Н.Манаковой, которая пишет: «Своеобразное самоубийство Гренуя – не капитуляция. Это рассчитанный и холодный акт безумца, осознавшего, что, несмотря на свои попытки завоевать любовь людей, любовь ему чужда. Его душа питается только ненавистью. Даже сам акт его смерти – это месть людям, низведение других людей до животного уровня» [14,с.93].

Точно так же не согласны мы и с выводами, к которым приходит Д.Затонский, который пишет: «Гренуй – это пародия на дьявола, но одновременно и на Бога-творца. Так что он – не воплощение зла, скорее уж воплощение бессмыслицы. Ведь были у него все шансы победить, а он избрал поражение, стал в позу надо всем насмеявшегося комедианта-самоубийцы…» [6,с.205].

Здесь, на наш взгляд, чересчур преувеличена расчетливость и холодность, с которой герой совершает акт самоубийства. Поступок главного героя, на наш взгляд, носит достаточно эмоциональный и подсознательный характер. Напомним, что день самоубийства герой – это еще и день его рождения. Гренуй возвращается в Париж, и автор, не жалея красок описывает запахи, которыми встречает его этот город.

«День становился жарким, такой жары в тот год еще не было. Тысячи разных запахов и вонючих испарений текли наружу, как из тысячи лопнувших гнойников. Не было ни малейшего ветра. Зелень на рыночных прилавках завяла еще до полудня. Мясо и рыба испортились. В переулках стояло зловоние. Даже река, казалось, больше не текла, а стояла и источала смрад. Это было как раз в день рождения Гренуя»[5,с.103].

Приведя своего героя на кладбище, на котором, как не забывает упомянуть автор, опять же царит трупное зловоние, герой сливается незаметно с толпой нищих и бродяг, и он, в силу отсутствия собственного запаха, поначалу кажется им ангелом или духом. Нам, после этих описаний, не кажется, что Гренуй идет к людям с ненавистью и презрением. Напротив, авторские описания запахов Парижа и парижского кладбища, заставляют и в самом деле думать о главном герое как о существе свыше, несущем в этом мир смрада чистоту (пусть и доставшуюся кровавым путем). И, как нам кажется, главный герой с его уникальным обаянием, а в конце своего жизненного пути научившийся давать оценку запаху, понимает это.

В акте самоубийства Гренуя мы видим бессознательный акт любви, которую главный герой романа дарит не любившему его миру. Ведь, как уверяет автор, бродяги на кладбище «впервые совершили нечто из любви».

Нам кажется, что роман допускает и такое прочтение его, при котором можно считать, что и сам главный герой обретает в конце своего жизненного пути то, что он искал на протяжении всей своей жизни – любовь. Ведь Любовь – это все-таки жертва и отдача себя самого. Именно в любви, как нам кажется, и заключается ответ на вопрос о смысле человеческой жизни.

 
 

Войти