Право

Общая характеристика Конституции СССР 1924 года, её значение

Тип работы: Контрольная работа
Цена: Бесплатно
(Время чтения: 10 - 19 минуты)

User Rating: 0 / 5

Общая характеристика Конституции СССР 1924 года, её значение

Декларация об образовании СССР и Договор об образовании СССР стали основой Конституции СССР 1924 г. Первый съезд Советов СССР утвердил Договор и Декларацию лишь в основном и передал их на рассмотрение ЦИКов союзных республик.

В январе 1923 г. Президиум ЦИК СССР образовал шесть комиссий для подготовки важнейших частей будущей Конституции. Началась работа над проектом и в союзных республиках. Вновь вносились предложения, отвергнутые в ходе создания СССР: о ликвидации РСФСР и непосредственном вхождении в состав СССР ее автономных республик; о предоставлении республикам Закавказья права непосредственного вхождения в СССР и т. д.

Важное значение для разработки Конституции СССР имел XII съезд РКП (б) (апрель 1923 г.). Съезд отметил необходимость создания специального органа представительства национальностей на началах равенства. Вскоре ЦИК СССР сформировал расширенную Конституционную комиссию в составе 25 человек, включая представителей ЦИК всех союзных республик.

Совещание представителей национальных республик и областей высказалось за создание второй палаты ЦИК СССР из представителей союзных и автономных республик, дало название двум будущим палатам ЦИК СССР – Союзный Совет и Совет Национальностей. Совещание высказалось за равенство палат, право обеих на законодательную инициативу.

26-27 июня 1923 г. проект Конституции СССР был одобрен Пленумом ЦК РКП (б). Специальные сессии ЦИКов республик обсудили и утвердили проект Конституции СССР. 6 июля 1923 г. ЦИК СССР единогласно одобрил проект Конституции СССР и принял постановление «О введении в действие Конституции Союза Советских Социалистических Республик». В январе 1924 г. проект Конституции СССР был одобрен и съездами Советов союзных республик. 31 января 1924 г. II съезд Советов СССР единогласно утвердил Конституцию СССР [6 с.154].

Конституция СССР 1924 г. непохожа на другие советские конституции. В ней нет характеристики общественного устройства, нет глав о правах и обязанностях граждан, избирательном праве, местных органах власти и управления. Все это отражено в республиканских конституциях. Главный смысл Конституции СССР 1924 г. – конституционное закрепление образования СССР и разделения прав Союза ССР и союзных республик. Конституция СССР 1924 г. состояла из двух разделов: Декларации об образовании СССР и Договора об образовании СССР.

В Декларации отражены принципы добровольности и равноправия при объединении республик в Союз ССР. За каждой союзной республикой оставлялось право свободного выхода из СССР. В Договоре закреплялось объединение республик в одно союзное федеративное государство. Ведению СССР подлежали: руководство вооруженными силами, внешняя политика и торговля, общее планирование всего народного хозяйства Союза, единая денежная и кредитная система, утверждение единого бюджета СССР, руководство транспортом, почтово-телеграфным делом, установление основ судоустройства и судопроизводства, гражданского и уголовного законодательства, основных законов о труде, общих мер в области народного здравоохранения и просвещения. Верховные органы СССР решали вопросы приема в СССР новых республик, изменения границ Союза или границ союзных республик, спорные вопросы, возникающие между республиками.

Вне этих пределов каждая союзная республика осуществляла свою власть самостоятельно. Территория союзных республик не могла быть изменена без их согласия. Конституция устанавливала для граждан союзных республик единое союзное гражданство.

Верховным органом власти СССР являлся съезд Советов СССР. Он избирался от городских Советов из расчета 1 депутат от 25 тыс. избирателей и от губернских или республиканских съездов Советов из расчета 1 депутат от 125 тыс. жителей. В период между съездами высшим органом власти являлся ЦИК СССР, состоявший из двух равноправных палат: Союзного Совета и Совета Национальностей: Союзный Совет избирался съездом Советов СССР из представителей союзных республик пропорционально населению каждой в количестве 414 человек. Они представляли все союзные и автономные республики, автономные области и губернии. Совет Национальностей образовывался из представителей союзных и автономных республик по 5 от каждой и по одному представителю от автономных областей и утверждался съездом Советов СССР. Конституция не устанавливала количественного состава Совета Национальностей. Образованный Вторым съездом Советов СССР Совет Национальностей состоял из 100 человек. Союзный Совет и Совет Национальностей для руководства своей работой избирали Президиум. Законопроекты, рассмотренные ЦИК СССР, получали силу закона лишь при условии их одобрения как Союзным Советом, так и Советом Национальностей.

ЦИК СССР не являлся постоянно действующим органом, а созывался на сессии три раза в год. В период между сессиями ЦИК СССР высшим законодательным, исполнительным и распорядительным органом власти СССР являлся Президиум ЦИК СССР, избираемый на совместном заседании Союзного Совета и Совета Национальностей в количестве 21 человека.

Происходило раздельное голосование палат при выборах Президиума. ЦИК СССР избирал из состава своего Президиума четырех председателей по числу союзных республик, что также подчеркивало их равноправие.

ЦИК СССР образовывал Советское правительство – Совет Народных Комиссаров. СНК СССР являлся исполнительным и распорядительным органом ЦИК СССР и был в своей работе ответственен перед ним и его Президиумом. В главах о высших органах СССР закреплено единство законодательной и исполнительной власти.

Для руководства отраслями государственного управления создавалось 10 наркоматов СССР: пять общесоюзных (по иностранным делам, по военным и морским делам, внешней торговле, путей сообщения, почт и телеграфов) и пять объединенных (Высший Совет Народного Хозяйства, продовольствия, труда, финансов и рабоче-крестьянской инспекции). Общесоюзные наркоматы имели своих уполномоченных в союзных республиках. Объединенные наркоматы осуществляли руководство на территории союзных республик через одноименные наркоматы республик. В остальных сферах управление осуществлялось исключительно союзными республиками через соответствующие республиканские наркоматы: земледелия, внутренних дел, юстиции, просвещения, здравоохранения, социального обеспечения [6 с.158].

В последние годы в литературе высказывалось мнение, что СССР не был федерацией или что он утратил характер федеративного государства с установлением «личной диктатуры Сталина». Это – идеологические, а не правовые оценки. Из того факта, что вплоть до конца 80-х годов в СССР не было достаточно сильных сепаратистских настроений, можно сделать лишь вывод, что всегда имеющиеся межнациональные противоречия эффективно разрешались, а подрывные действия маргинальных националистических групп подавлялись. Это происходит в любой федерации с авторитетной и ответственной властью.

Особое значение имело повышение статуса органов госбезопасности. Если в РСФСР Государственное политическое управление (ГПУ) было подразделением НКВД, то с созданием СССР оно приобретает конституционный статус объединенного наркомата – ОГПУ СССР, имеющее своих уполномоченных в республиках. Председатель ОГПУ был членом Совнаркома СССР (с правом совещательного голоса).

Наркоматы СССР возглавлялись народными комиссарами. В их деятельности сочетались принципы коллегиальности и единоначалия. При наркоме, под его председательством, образовывалась коллегия, члены которой назначались СНК СССР. Народный комиссар имел право и единолично принимать решения, доводя их до сведения коллегии. Коллегия или ее отдельные члены в случае несогласия могли обжаловать решение народного комиссара в СНК СССР, не приостанавливая исполнения решения [6 с.159].

Конституция состояла из двух разделов – Декларации об образовании СССР и Договора об образовании СССР.

Декларация об образовании СССР содержала изложение сугубо политических, а не юридических аспектов образования СССР. В ней, в частности, подчеркивалось, что в то время как «в лагере капитализма – национальная вражда и неравенство, колониальное рабство и шовинизм, национальное угнетение и погромы, империалистические зверства и войны», «в лагере социализма – взаимное доверие и мир, национальная свобода и равенство, мирное сожительство и братское сотрудничество народов». Все это объясняло, с точки зрения авторов Конституции, необходимость и неизбежность создания и расширения Союза ССР [6 с.160].

Договор состоял из 11 глав.

В первой определялись предметы ведения верховных органов власти СССР.

Вторая определяла суверенные права союзных республик. Отмечалось, что суверенитет республик ограничен лишь в пределах, указанных в главе первой (а она фактически охватывала руководство всеми сторонами жизни и деятельности). К числу прав республик относилось право на выход из Союза и невозможность без согласия самой республики изменить ее границы. Для всех республик устанавливалось единое гражданство Союза ССР.

Третья глава раскрывала порядок формирования и властные функции съезда Советов СССР. Фактически они оставались теми же, что и в Конституции 1918 г.

Глава четвертая определяла полномочия Центрального Исполнительного Комитета СССР. Он состоял из двух палат – Союзного Совета и Совета Национальностей. Союзный Совет формировался съездом из представителей союзных республик общим составом всей палаты 414 членов. Совет Национальностей образовывался из представителей союзных и автономных республик (по 5 человек от каждой), а также автономных областей (по 1 от каждой). Сессии ЦИК должны были проводиться 3 раза в год. В период между сессиями высшим органом власти являлся Президиум ЦИК из 21 человека. Совместное заседание палат было предусмотрено при образовании ЦИК и СНК. ЦИК избрал четырех председателей по числу союзных республик.

Пятая глава определяла полномочия Президиума ЦИК, объявленного «высшим законодательным, исполнительным и распорядительным органом власти» СССР. Он имел право отменять или приостанавливать решения правительства и всех других органов власти в стране, издавать любые собственные решения и указания.

Глава шестая определяла состав и полномочия Совета Народных Комиссаров (правительства) СССР, являвшегося «исполнительным и распорядительным органом» ЦИК. На местах действия СНК могли лишь опротестовываться через Президиум ЦИК, но не приостанавливаться.

Седьмая глава рассматривала полномочия и порядок формирования Верховного Суда СССР. К компетенции Верховного Суда относились не только «дача верховным судам союзных республик руководящих разъяснений», но и рассмотрение и опротестование перед ЦИК тех или иных решений по представлению прокурора Верховного Суда, а также разрешение судебных споров между союзными республиками.

Глава восьмая рассматривала состав и полномочия общесоюзных и объединенных народных комиссариатов.

Девятая глава была посвящена работе Объединенного государственного политического управления (ОГПУ), созданного «в целях объединения революционных, усилий союзных республик по борьбе с политической и экономической контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом» при СНК. Надзор за его действиями должен был осуществлять прокурор Верховного Суда.

Глава десятая раскрывала структуру органов власти союзных республик, не подчеркивая ограниченности их фактических прав. Почти все они должны были, «подчиняясь центральным исполнительным комитетам и советам народных комиссаров союзных республик, осуществлять в своей деятельности директивы соответствующих народных комиссариатов» и советских органов СССР.

Одиннадцатая глава утверждала герб, флаг и столицу СССР.

Изменения государственного аппарата Российской империи в первой половине XIX в.

Первая половина XIX в. характеризовалась кризисом феодально-крепостнической формации, в недрах которой шел процесс формирования капиталистического уклада. Это отражалось и на самодержавном и дворянско-бюрократическом государстве, которое переживало все углубляющийся кризис. Характерной особенностью абсолютизма этого времени явилась его способность к лавированию, гибкой смене курса политики, к второстепенным уступкам.

Состояние государственного управления и историческую ситуацию в целом обостряли многочисленные войны: с Францией, Турцией, Ираном, Швецией, развязанная Александром I в 1816 г. колониальная изнурительная многолетняя Кавказская война, продолжавшаяся до 1864 г. Россия испытала в этих войнах и горечь поражения, и триумф побед. Россия играла роль «жандарма Европы», разгромила польское освободительное движение 1830-1831 гг., Венгерскую революцию 1847-1850 гг. Войны, карательные европейские экспедиции усилили напряженность в деятельности органов государственного управления вплоть до административного ужесточения и чрезвычайных методов, сказались на социально-политической жизни российского общества [4 с. 421].

У наиболее дальновидных чиновников России возникали более последовательные и широкие планы преобразования государственного строя. Характерными в этом отношении являлись планы крупнейшего государственного деятеля М. М. Сперанского, занимавшего ряд важнейших государственных постов (директор департамента Министерства внутренних дел, статс-секретарь царя, государственный секретарь).

Сперанскому удалось осуществить лишь некоторые мероприятия: 1 января 1810 г. был учрежден законосовещательный Государственный совет; 25 июня 1811 г. – «Общее учреждение министерств», которое вводило бюрократическое единообразие в организацию и деятельность министерств; в 1810-1812 гг. проведен ряд финансовых мероприятий. Объективно планы Сперанского были направлены на ограничение самодержавия.

Однако, оформившийся в начале XIX в. консерватизм-традиционализм утвердил узкокрепостническую тенденцию, отверг реформаторские инициативы, идеи конституционализма, парламентаризма, многосословного управления. Сторонники его исходили из самобытности российского государственного устройства, стремились сохранить средневековые устои самодержавного управления, допускали лишь отдельные административные изменения как вынужденные, но во имя сохранения незыблемости строя. Такую идеологию утверждали в российском сознании представители царской фамилии, особенно вдова Павла I Мария Федоровна, ее дети: Александр I, допускавший в молодости либеральные суждения, Константин, Елена, Николай I и влиятельные противники либеральной, тем более радикальной модернизации власти и управления.

В первые годы царствования Александра I проводится ряд реформ Правительствующего Сената, изменивших его функции, состав и положение в системе государственного аппарата. Однако ни одна из них не была доведена до конца. В результате в I половине ХIХ в. Сенат представлял собой совокупность ряда полусамостоятельных департаментов, скрепленных главенством стоявшего над Сенатом генерал-прокурора, который со времени возникновения министерств был одновременно министром юстиции. В состав каждого департамента входило несколько назначенных царем сенаторов. Во главе каждого департамента стоял обер-прокурор: председательствовал в департаменте первоприсутствующий. Число департаментов Сената на протяжении первой половины ХIХ в. возросло с семи до двенадцати.

Возникшая еще в конце ХVIII в. Собственная его императорского величества канцелярия приобрела характер общегосударственного высшего учреждения с 1812 г. С 1812 по 1825 г. канцелярия находилась в ведении Аракчеева, через которого к царю поступали доклады и рапорты министров, губернаторов, послов и других чиновников. В условиях кризиса феодально-крепостного строя и возрастания бюрократического централизма эта канцелярия превратилась в орган, связывающий императора со всеми правительственными учреждениями по наиболее важным вопросам внутренней политики. 31 января 1826г. в составе канцелярии были созданы первое и второе отделения, 3 июля 1826 г. – третье, 26 октября 1828 г. – четвертое, 29 апреля 1836 г. – пятое, и, наконец, 30 августа 1842 г. – шестое отделение. Каждое из этих отделений составляло самостоятельное высшее государственное учреждение с особым начальником, ответственным только перед императором, штатами и делопроизводством [3 с. 321].

Первое отделение заведовало разнообразными делами, связанными с отчетностью министров императору, изготовлением «высочайших» указов т. п. Отделение следило за оперативностью действий ведомств и местной администрации в деле исполнения «высочайших повелений». С 30-х годов в этом отделении сосредотачиваются дела по надзору за службой гражданских чиновников.

Создание и деятельность второго отделения канцелярии было связано с кодификацией законов – составлением различных сборников законов России.

Особое место в государственном аппарате России занимало Третье отделение – орган политического сыска и следствия, созданный по записке генерала А. Х. Бенкендорфа. Это отделение заменило существовавшую в России в первой четверти ХIХ в. децентрализованную систему политического сыска из нескольких самостоятельных учреждений.

Исполнительным органом Третьего отделения были воинские соединения корпуса жандармов (1827), преобразованного 1 июля 1836 г. Главный начальник Третьего отделения являлся одновременно и шефом корпуса жандармов. Правительство назначало на этот пост наиболее преданных ему деятелей. Первым его занимал генерал А. X. Бенкендорф: в 1844 г. его сменил граф А. Ф. Орлов: в 1856-1866 гг. пост главного начальника отделения занимал князь В. А. Долгоруков Ближайшим помощником главного начальника был управляющий Третьим отделением, который являлся одновременно начальником штаба корпуса жандармов. Долгие годы (1839-1856) им был генерал Л. В. Дубельт – умный и хитрый деятель жандармерии, выработавшим особый «стиль» деятельности жандармерии.

Третье отделение вело «безгласно» следствие по некоторым крупным уголовным делам, оглашение которых в общих судах подрывало авторитет существующего строя. Фактически оно стояло над всем правительственным аппаратом России, было феодальным органом внесудебной расправы.

Четвертое отделение было создано из канцелярии императрицы Марии Федоровны (жены Павла 1), Это отделение ведало благотворительными учреждениями и женскими учебными заведениями.

Пятое и шестое отделения канцелярии считались временными. Пятое отделение было учреждено для разработки реформ о государственных крестьянах. Ему было поручено в виде опыта управление государственными крестьянами и имуществами Петербургской губернии. Во главе отделения был поставлен граф П. Д. Киселев.

Шестое отделение было создано «для водворения в Закавказье прочного устройства», т. е. для разработки административной реформы на Кавказе. Непосредственным итогом деятельности этого отделения было учреждение кавказского наместничества 1844-1845 гг [3 с. 324].

После подавления восстания декабристов царизм вступил на путь военно-полицейской диктатуры.

Монархия первой половины XIX в., помимо склонности к лавированию, имела еще целый ряд специфических особенностей. Одной из них было стремление самодержавия к более тщательному юридическому обоснованию не только власти, но и всей политики абсолютизма.

В условиях усложнения задач государства необходимы были новые формы более гибкого и оперативного центрального управления. Новая система управления – министерская, основанная на принципе единоначалия, созрела еще в недрах старой коллегиальной системы. В восстановленных в конце XVIII в. коллегиях президенты имели большие права, а некоторые коллегиальные учреждения возглавлялись «министрами» (министр коммерции – во главе Коммерц-коллегии, министр уделов – во главе Департамента уделов). Своеобразным «министерством» (внутренних дел, финансов и юстиции одновременно) являлась канцелярия генерал-прокурора Сената, которой были подчинены после ликвидации наместников (генерал-губернаторов) местные органы администрации, полиции, финансов и суда.

В начале XIX в. происходит замена коллегиального управления министерским. Вопрос о создании министерств обсуждался на заседаниях Негласного комитета. Проект создания министерств принадлежал деятельному члену комитета Н. Н. Новосильцеву.

Манифестом 8 сентября 1802 г. в России создавались первые восемь министерств: военно-сухопутных сил, военно-морских сил, иностранных дел, внутренних дел, коммерции, финансов, народного просвещения, юстиции, а также государственное казначейство на правах министерства. Каждому министру предписывалось создать канцелярию и иметь товарища. Коллегии были сохранены и расписаны между министерствами. В одних случаях в состав министерства вошла одна коллегия, в других – по нескольку.

Между министрами и коллегиями установились довольно сложные отношения. Министры не вмешивались в текущие дела коллегий и лишь наиболее важные дела разрешали под свою ответственность. Этот переходный период был необходим. Для полного перехода к единоначалию нужен был некоторый опыт, известные привычки, новые формы делопроизводства, большая слаженность всего государственного аппарата.

Смешение двух начал в системе управления порождало медлительность в разрешении дел, множество излишних форм, путаность делопроизводства: сохранялись и такие недостатки коллегиального устройства, как нечеткость в разделении дел, известный параллелизм в работе отдельных коллегий. недостаточная ответственность за ведение дел и т. п. Поэтому с 1803 г. новые министерские принципы управления, прежде всего единоначалие, начинают распространяться в отдельных министерствах – коллегиях. Но в большей части министерств эти изменения произошли только после преобразовании 1810-1811 гг. По закону «О разделении государственных дел по министерствам» 17 августа 1810 г. было упразднено Министерство коммерции (его дела передавались в Министерство финансов) и созданы новые центральные ведомства: Министерство полиции и Главное управление духовных дел «иностранных исповеданий, а по закону от 28 января 1811 г. создавалось новое центральное государственное учреждение – Главное управление ревизии государственных счетов. Созданное еще 20 ноября 1809 г. Главное управление водяных и сухопутных путей сообщения в 1811 г. было переименовано в Главное управление путей сообщения [3 с. 325].

Особое место в истории министерств заняло «Общее учреждение министерств» 25 июня 1811 г., определившее единообразие организации и делопроизводства министерств, систему взаимоотношений их структурных частей, а также взаимоотношения министерств с другими учреждениями. Инициатором этого этапа министерской реформы явился М. Сперанский, использовавший при разработке законопроектов не только восьмилетний опыт деятельности «министерств», но и готовые, проверенные на практике образцы организации, делопроизводства и деятельности министерств наполеоновской Франции. Каждое министерство получило следующую структуру: во главе министерства стоял министр с товарищем; при министре имелись канцелярия и совет. Рабочий аппарат министерства состоял из нескольких департаментов, которые делились на отделения, а отделения – на столы. В основу организации каждого министерства был положен принцип единоначалия. Директора департаментов подчинялись непосредственно министру, начальники отделений – директорам департаментов, а столоначальники – начальникам отделений.

Совет министра состоял из начальников основных структурных частей министерства и имел значение органа «для рассмотрения дел, требующих по важности их общего соображения». В департаментах и отделениях роль советов играли общие присутствия. На заседания общих присутствий департаментов и министерских советов разрешалось приглашать фабрикантов, заводчиков, купцов, ученых, инженеров и т. д. Вынужденное ходом истории проявлять интерес к развитию промышленности и торговли и считаться с мнением предпринимателей самодержавие допускало временное «соучастие» – верхов буржуазии и интеллигенции в совещательных органах центрального правительственного аппарата.

В состав министерств включались и так называемые «особенные установления": канцелярии, счетные отделения, ученые комитеты, лаборатории, вспомогательные учреждения финансового, технического и другого специального назначения. Все эти вопросы подробно рассматривались в первой части «Общего учреждения министерств» – «Образование министерств». Во второй его части – «Наказе» определялась степень и пределы власти министров, их отношение к высшим законодательным, административным и судебным органам, к подчиненным учреждениям; здесь же устанавливались обязанности чиновников министерств.

Министры назначались императором и были ответственны только перед ним. «Общее учреждение министерств» закрепляло безответственность и произвол министров, единолично управлявших подчиненными им ведомствами. Закон предписывал министерствам подавать ежегодные финансовые Отчеты в Министерство финансов и Государственный совет, а о «видах и Предприятиях к усовершенствованию' сообщать самому царю.

Принцип единоначалия в центральном управлении вызвал изменения в характере делопроизводства; коллегиальное делопроизводство заменялось министерским – «исполнительным». Был регламентирован порядок ведения дел: определенные формы регистрации, движение документа внутри министерства с указанием сроков исполнения, отправка документов, проверка исполнения («ревизия») и отчетность. О крайнем бюрократизме в делопроизводстве свидетельствовал тот факт, что документ только в одном департаменте министерства подвергался 34 последовательным операциям. Единообразие в организации, делопроизводстве и принципах деятельности министерств явилось элементом приспособления управления России к новым социально-экономическим условиям.

В России с 1811 г. существовали восемь министерств (внутренних дел, полиции, юстиции, финансов, народного просвещения, военное, морское и иностранных дел); три главных управления (духовных дел иностранных исповеданий, ревизии государственных счетов, путей сообщений); на правах центральных ведомств действовали Главное казначейство и Департамент уделов [3 с. 327].

Завершение организации министерств в России способствовало оформлению ведомств. Сложные задачи феодально-крепостнического государства в новых исторических условиях социально-экономического развития России требовали более четкого отраслевого разграничения не только в центре, но и на местах. Центральный аппарат министерства с его местными органами и учреждениями составил отныне единое ведомство со своими административными порядками, составом чиновников, бюджетом, иногда своим ведомственным территориальным, не совпадавшим с общим административно-территориальным делением (ведомственные «округа»). С первых же лет существования министерств одной из важнейших форм руководства центрального аппарата каждого министерства подведомственными местными учреждениями явилось издание министерствами и даже отдельными их структурными частями циркуляров и распоряжений (в военном и военно-морском министерствах – приказов) – административных актов, разъяснявших и конкретизировавших применение законов, устанавливавших нормы деятельности местной администрации. Эти акты рассылались местным учреждениям, а также частично публиковались в органах ведомственной печати.

Число ведомств за первую половину века оставалось примерно одинаковым. В 1802 г. их были 10 (8 министерств, Государственное казначейство и Департамент уделов), а к 1860 г. – 12 (9 министерств и 3 главных управления).

С 1811 г «Общее учреждение министерств» было введено в большинстве министерств. Долго удержались коллегии в Морском министерстве (до 1827 г.), Министерстве иностранных дел (до 1832 г.) и Министерстве народного просвещения (до 1863 г.).

Государство уделяло большое внимание совершенствованию внутриминистерской организации. Исчезнувшая в 10-х годах во многих министерствах должность товарища министра в середине 20-х годов была восстановлена. С 1 января 1827 г. были восстановлены и ежегодные министерские отчеты. Во второй половине 30-х годов большинство министров получило право еженедельных «всеподданейших» докладов императору [3 с. 328].

Задача:

В Киеве при Ярославе Мудром холоп, встретив на улице купца, который днем раньше при купле-продаже коровы обманул его, ударил этого купца по голове и скрылся в доме своего хозяина. Хозяин отказался выдать своего холопа купцу. Тот в свою очередь обратился с жалобой к князю. Какое решение должно последовать по этому делу?

При решении задачи необходимо обратиться к Краткой редакции Русской Правды.

Ответ:

Краткая редакция Русской Правды подсказывает князю ответ по этому делу: «Если холоп ударит свободного мужа и убежит в хоромы своего господина и тот не выдаст его, то господин может удержать его у себя, но должен заплатить за него 12 гривен, а затем пусть потерпевший побьет холопа, где его застанет" [8 с. 7].

Список использованной литературы

  1. Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права России. Курс лекций. – Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. – 216с.
  2. История Государства и права России: Учебник для вузов/ Под Ред. С. А. Чибиряева – 1998 – С. 528.
  3. История государственного управления России. Учебник / Отв. Ред. В. Г. Игнатов. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. – 608 с.
  4. История отечественного государства и права. Ч. I: Учебник. / Под Ред. проф. О. И. Чистякова – М.: Издательство БЕК, 1999. – 360 с.
  5. История отечественного государства и права. Ч. II: Учебник. / Под Ред. проф. О. И. Чистякова – М.: Издательство БЕК, 1999. – 253 с.
  6. Кара-Мурза С. Г. «Истоpия госудаpства и пpава России» М.: Издательство «Былина», 1998 г. – 325 c
  7. Кудинов О. А. История отечественного государства и права: Учебное пособие/ Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. М.: МЭСИ, 2001. – 279 с.
  8. Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права России. – М.: «Проспект», 1997. – 472 с.