Политология

Проблема безопасности и разоружения в 20-30-е годы XX века

Тип работы: Вопрос-ответ
Цена: Бесплатно
(Время чтения: 2 - 4 минуты)

User Rating: 0 / 5

Проблема безопасности и разоружения в МО 1920-х – начале 1930-х гг.

Период после Локарнской конференции (1925 год) характеризовался относительной стабильностью в Европе. Министры иностранных дел Франции, Германии и Великобритании: А. Бриан, Г. Штреземан и Н. Чемберлен получили Нобелевскую премию мира за подписание Локарнских договоров. Но противоречия в лагере победителей и побежденных продолжали оставаться. В других районах мира они тоже сохранялись, и это грозило миру новыми потрясениями.

В 1925 г. началось мощное объединительное движение в Китае, которое грозило странам Европы полным изгнанием из этой страны. В этом же году Англия и Италия подписали соглашение о разделе Эфиопии. 

На Дальнем Востоке шло усиленное строительство военных и военно-морских баз Японии, которая в известном “меморандуме Танака” приняла план осуществления мировой гегемонии, прологом к которому должна была послужить агрессия в Китае. В этих условиях СССР, осуществлявший индустриализацию, стремился использовать образовавшуюся передышку для обеспечения условий успешного выполнения задач восстановления и развития своей экономики.

Понимая, что добиться прочных гарантий мира и безопасности в условиях разделения мира на две системы невозможно, советская дипломатия уделяла основное внимание развитию торговых отношений и подписанию двусторонних соглашений о нейтралитете со странами Европы и Азии. Положение осложнялось тем, что международные отношения рассматривались советскими лидерами с классовой точки зрения, как непримиримая борьба капитализма и социализма.

В Москве работал Коминтерн, который провозгласил основной своей идеей победу мировой пролетарской революции и активно вмешивался в дела зарубежных компартий.

Это, несомненно, противоречило официально провозглашенному СССР внешнеполитическому курсу на мирное сосуществование государств с разными социальными системами, вызывал недоверие к СССР. В свою очередь, советские лидеры рассматривали любой шаг европейских стран, направленный на консолидацию сил континента, как сколачивание антисоветского блока.

Локарнские соглашения тоже оценивались в СССР, как антисоветская акция и сопровождались надеждами на скорое начало мировой пролетарской революции, а пока она не началась, рекомендовалось проводить политику мира. Исходя из таких оценок, в 1925 - 1927 гг. были подписаны договоры о нейтралитете со странами Азии: Турцией (17 декабря 1925 г.), Афганистаном (31 августа 1926 г.), Ираном (1 октября 1927 г.).

Эти договоры предусматривала сохранение перечисленными странами нейтралитета, если Советский Союз подвергнется агрессии со стороны третьей державы. 24 апреля 1926 г. был подписан договор о нейтралитете и ненападении с Германией, а примерно за полгода до этого советско-германский торговый договор. Договор о ненападении и нейтралитете содержал положение о сохранении дружеских контактов для разрешения всех вопросов, касавшихся Германии и СССР, и соблюдения нейтралитета в случае войны какой-либо из подписавших этот договор стран с третьей стороной.

Подобные договоры были подписаны со странами Прибалтики: 28 ноября 1926 г. с Литвой, 27 марта 1927 г. с Латвией, в августе 1927 г. с Эстонией. Но Польша и Финляндия из числа сопредельных стран не изъявили желания подписать такие же соглашения и проводили политику конфронтации с СССР.

В целом, во второй половине 20-х гг. серьезно ухудшились отношения между СССР, с одной стороны, и Англией, и Францией, с другой. Во Франции правительство левого блока сменило правительство “национального единства“ во главе с Р. Пуанкаре, который был известен, как непримиримый враг Советской России.

В Англии правительство С. Болдуина проводило жесткую линию в отношении СССР. 27 мая 1927 г. оно даже разорвало с СССР дипломатические отношения, которые были возобновлены в 1929 г. Наблюдалось известное сближение между французскими и германскими монополистическими кругами. В июне 1927 г. недалеко от Женевы в местечке Туари в обстановке строгой секретности встретились министры иностранных дел Франции и Германии А. Бриан и Г. Штреземан.

Последний предложил французскому министру иностранных дел немедленно эвакуировать Рейнскую зону, передать Германии Саар, за который Штреземан обещал передать французам 300 млн. рейхсмарок. Обсуждались также вопросы финансового сотрудничества Франции и Германии и восстановления довоенных связей промышленных монополий.

8 сентября 1928 г. Германия была принята в Лигу наций. Это означало, что после Локарно она становилась равноправным членом Европейского сообщества и Штреземан с удовольствием отмечал, что “дух Версаля” сменился “духом Локарно”. На фоне этих изменений все сильнее становилось стремление европейских стран не допустить новой мировой войны.

Пацифистское движение, которое к концу 20-х годов приобрело широкий размах, заставило министра иностранных дел Франции А. Бриана в начале 1928 г. обратиться к государственному секретарю США Ф. Келлогу с предложением подписать между Францией и Соединенными Штатами двусторонний пакт об отказе от войны и объявлении ее вне закона. Келлог, не желая связывать США с какой-либо европейской страной договором, что считалось нарушением “доктрины Монро”, предложил подписать многосторонний пакт, который могли бы соблюдать все страны.

27 августа 1928 г. был подписан договор, получивший название пакт Бриана-Келлога, который осудил обращение к войне, как средству осуществления национальной политики, и призвал страны разрешать все вопросы и конфликты мирным путем. Он был подписан 15-ю странами, к которым начали присоединяться другие государства, к 1939 г. его подписали более 60 стран.

31 августа 1927 г., по приглашению ряда стран, уже являвшихся членами Лиги наций, в него вступил Советский Союз, сопроводив свое согласие на это призывом к всеобщему и полному разоружению.

Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь