Психология

Трудный подросток. Психологические особенности взаимоотношений в семье и школе

Тип работы: Курсовая работа
Цена: Бесплатно
(Время чтения: 17 - 34 минуты)

User Rating: 5 / 5

Введение

Одним из основных, так называемых критических периодов в жизни любого человека является подростковый период. На него обращают большое внимание родители, воспитатели, педагоги, социальные работники, психологи – все те, кто так или иначе связаны с работой с подростками.

Было бы ошибочно рассматривать детство и тем более юность только как период подготовки к взрослой жизни. Таковыми они являются с социальной точки зрения. Но с психологической точки зрения этим ограничиваться нельзя. Периодизация жизненного пути всегда включает указание на то, какие задачи должен решить человек, достигший определенного возраста, чтобы своевременно перейти в следующую фазу жизни.

Как писал Л. С. Выготский, переходный возраст включает в себя два ряда процессов. Натуральный ряд характеризуется процессами биологического созревания организма, включая половое созревание, социальный ряд – процессы обучения, воспитания, социализации в широком смысле слова. Процессы эти всегда взаимосвязаны, но не параллельны.

Общие основы психологии формирования личности растущего человека разработаны в трудах А. А. Бодалева, Л. И. Божович, А. Г. Ковалева, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурия, А. В. Петровского, В. Д. Парыгина, С. Л. Рубинштейна, Е. В. Шороховой и др. Теоретические положения о психологической природе отношений, их видах и роли в развитии человека развиты в работах А. А. Бодалева, Л. П. Буевой, А. Г. Ковалева, В. С. Мерлина, В. Н. Мясищева, А. В. Петровского, Л. И. Умавского и др.

При разработке отдельных аспектов интересующей нас проблемы, мы обращались к исследованиям Л. С. Выготского, В. В. Давыдова, А. В. Запорожца, А. Н. Леонтьева, Д. И. Фельдштейна, Д. Б. Эльконина и др.

Актуальность темы данной работы обусловлена тем, что проблемы становления личности подростка по-прежнему стоят достаточно остро в нашей стране и во многом эти проблемы возникают из-за трудностей в общении подростков со сверстниками и со своими родителями.

Таким образом, цель нашего исследования в работе: выявить значение, которое имеет для становления личности подростка его взаимоотношения со взрослыми и со своими сверстниками.

Объект изучения: процесс общения подростков.

Предмет изучения: факторы и условия гармоничных взаимоотношений подростка со сверстниками и родителями.

ГЛАВА 1. Психологические особенности подросткового возраста

1.1. Подростковый период как объект изучения психологов

Подростковый возраст обычно характеризуют как переломный, переходный, критический, но чаще как возраст полового созревания. Л. С. Выготский различал три точки созревания: органического, полового и социального. У шимпанзе точки органического и полового созревания совпадают, оно наступает примерно в 5 лет, когда у этих человекообразных обезьян заканчивается детство. У человека в истории развития общества точки полового и социального развития совпадали, и это отмечалось обрядом инициации, тогда как органическое созревание наступало обычно еще через несколько лет. У современного ребенка все линии развития разошлись. Теперь мы наблюдаем сначала половое созревание, затем органическое и спустя некоторое время – социальное. Это расхождение и обусловило возникновение подросткового возраста [13 с. 274].

Возраст ранней юности не всегда признавался в истории культуры как особый этап развития личности. Не случайно некоторые ученые считают юность довольно поздним приобретением человечества.

По образному выражению американского ученого Ф. Масгрейва юноша был изобретен одновременно с паровой машиной. Паровую машину построил Уатт в 1765., а юношу – Руссо в 1762г. Изобретя юношу, общество оказалось перед лицом двух больших проблем, как и где разместить его в социальной структуре и как сделать его поведение соответствующим эталону» [7 с. 8].

Французский же этнограф и историк Ф. Ариес предположил, что подростковый возраст возник в XIX веке, когда контроль родителей за развитием ребенка продолжился вплоть до брака. В настоящее время в развитых странах мира этот период жизни имеет тенденцию к постепенному увеличению. По современным данным он охватывает почти десятилетие – от 11 до 20 лет. Но еще в 30-х годах нашего века Л. Л. Блонский писал, что российским детям еще предстоит завоевать подростковый период. Он был убежден, что это позднее, «почти на глазах истории происшедшее приобретение человечества» [13 с. 276].

Лишь в период появления гражданского общества юношеский возраст приобретает большое значение в процессе завершения подготовки подрастающего поколения к вступлению во взрослое общество.

Очевидно, что с развитием общества, производства, культуры роль юношеского возраста будет возрастать, ибо усложняется производство, усложняется социальная жизнь и, чтобы овладеть требованиями общества, необходимо все больше и больше времени. Не случайно растут сроки всеобщего образования, увеличивается возраст, когда людей допускают к участию в общественном производстве [7 с. 11].

Л С. Выготский также подходил к подростковому периоду как к историческому образованию. Как и Л. П. Блонский, он считал, что особенности протекания и продолжительность подросткового возраста заметно варьируют в зависимости от уровня развития общества. Согласно взглядам Л. С. Выготского, подростковый возраст – это самый неустойчивый и изменчивый период, который отсутствует у дикарей и при неблагоприятных условиях «имеет тенденцию несколько сокращаться, составляя часто едва приметную полоску между окончанием полового созревания и наступлением окончательной зрелости».

В 20-30-х годах в России был собран и проанализирован большой фактический материал, характеризующий отрочество в разных социальных слоях и группах (среди рабочих, крестьян, интеллигенции, служат щих, кустарей), у подростков разных национальностей и у беспризорных. Много интересного содержится в работах Н А. Рыбникова, В. Е. Смирнова, И А. Арямова и др. Обобщая эти работы Л. С. Выготский пришел к выводу о том, что в подростковом возрасте структура возрастных потребностей и интересов определяется в основном социально-классовой принадлежностью подростка. Он писал «Никогда влияние среды на развитие мышления не приобретает такого большого значения, как именно в переходном возрасте. Теперь по уровню развития интеллекта все сильнее и сильнее отличаются город и деревня, мальчик и девочка, дети различных социальных и классовых слоев» [13 с. 277].

Во второй половине XX века французский психолог Б Заззо также изучала подростков из различных социально-экономических слоев общества, чтобы выявить их личные представления о продолжительности подросткового возраста. Б. Заззо показала, что начало отрочества почти все они относят к 14 годам, связывая его с половым созреванием Однако представления о сроках его окончания расходятся. Рабочие и низкоквалифицированные служащие считают, что их отрочество закончилось в 19 лет, инженерно-технические работники отодвигают этот срок до 20 лет, предприниматели и лица свободных профессий – до 21 года. Таким образом, субъективная средняя продолжительность отрочества колеблется в зависимости от социального положения и длительности образования в целом от 4 до 7 лет.

Существует множество фундаментальных исследований, гипотез и теорий подросткового возраста. Многие из рассмотренных ранее концепций детского развития вновь приходят в столкновение и проявляют себя в области психологии подростка.

Классические исследования подросткового возраста касаются развития личности в определенный исторический период, период первой трети XX века, когда детская психология формировалась как самостоятельная наука, оставаясь, как уже отмечалось, под влиянием биологизаторских идей. Особенно ярко это проявилось в трактовке одного из самых трудных психологических возрастов – подросткового. Психологические изменения, происходящие в развитии личности подростка, исследователи связывали прежде всего с процессом полового созревания [13 с. 282].

Из классических исследований биологической линии развития в качестве примера может быть представлена работа Шарлотты Бюлер. Критерием подросткового возраста для нее является период пубертатности. Пубертатный период – это заключительный период формирования основных физических показателей, в первую очередь половых, хотя физическое развитие может продолжаться и продолжается еще некоторое время. Но только как развитие уже имеющихся физических и физиологических признаков, а не формирование новых. В такой классификации Ш. Бюлер период до начала пубертатного она называет детством, а заключительную стадию собственно пубертатного – юностью. Саму пубертатность Ш. Бюлер разделяет на психическую и физическую. Психическая пубертатность проявляется в особых психических явлениях, которые появляются еще до физического созревания и продолжаются долгое время после него.

Сутью психической пубертатности, по Ш. Бюлер, является созревание особой биологической потребности – потребности в дополнении. Внутреннее возбуждение, которым она сопровождается должно вывести подростка из состояния покоя и самоудовлетворенности и толкнуть его на поиски другого человека, в котором он мог бы обрести самого себя [7 с. 28].

Во второй половине века исследователи углубили понимание роли среды в развитии подростка. Так, Э. Эриксон, считавший подростковый возраст самым важным и наиболее трудным периодом человеческой жизни, подчеркивал, что психологическая напряженность, которая сопутствует формированию целостности личности, зависит не только от физиологического созревания, личной биографии, но и от духовной атмосферы общества, в котором человек живет, от внутренней противоречивости общественной идеологии.

В другой известной научной концепции – концепции Ж. Пиаже, в возрасте от 11-12 лет и до 14-15 лет осуществляется последняя фундаментальная децентрация – ребенок освобождается от конкретной привязанности к данным в поле восприятия объектам и начинает рассматривать мир с точки зрения того, как его можно изменить. В этом возрасте, когда, согласно Ж. Пиаже, окончательно формируется личность, строится программа жизни. Для создания же программы жизни необходимо развитие формального мышления.

Многосторонний анализ подросткового возраста в европейской и американской психологии развития, несмотря на неадекватную, в основном биологизаторскую трактовку этого периода жизни, составляет необходимый фон для раскрытия и понимания новых тенденций в изучении отрочества, которые намечаются в культурно-исторической концепции Л. С. Выготского и его школы.

Л. С. Выготский подробно рассматривал проблему интересов в переходном возрасте, называя ее «ключом ко всей проблеме психологического развития подростка». Он писал, что все психологические функции человека на каждой ступени развития, в том числе и в подростковом возрасте, действуют не бессистемно, не автоматически и не случайно, а в определенной системе, направляемые конкретными, отложившимися в личности стремлениями, влечениями и интересами.

В подростковом возрасте, подчеркивал Л. С. Выготский, имеет место период разрушения и отмирания старых интересов, и период созревания новой биологической основы, на которой впоследствии развиваются новые интересы. Он писал: «Если в начале фаза развития интересов стоит под знаком романтических стремлений, то конец фазы знаменуется реалистическим и практическим выбором одного наиболее устойчивого интереса, большей частью непосредственно связанного с основной жизненной линией, избираемой подростком» [13 с. 289].

Л. С. Выготский, как и Ж. Пиаже, особое внимание обращал на развитие мышления в подростковом возрасте. Главное в развитии мышления овладение подростком процессом образования понятий, который ведет к высшей форме интеллектуальной деятельности, новым способам поведения. По словам Л. С. Выготского, функция образования понятий лежит в основе всех интеллектуальных изменений в этом возрасте. «Понимание действительности, понимание других и понимание себя – вот что приносит с собой мышление в понятиях, » – писал он.

Согласно Л. С. Выготскому, существенные изменения происходят в этом возрасте и в развитии воображения. Под влиянием абстрактного мышления воображение «уходит в сферу фантазии». Говоря о фантазии подростка, Л. С. Выготский отмечал, что «она обращается у него в интимную сферу, которая скрывается обычно от людей, которая становится исключительно субъективной формой мышления, мышления исключительно для себя». Подросток прячет свои фантазии «как сокровеннейшую тайну и охотнее признается в своих проступках, чем обнаруживает свои фантазии» [13 с. 290].

Л. С. Выготский отмечал также еще два новообразования этого возраста – развитие рефлексии и на ее основе – самосознания. Развитие рефлексии у подростка, писал он, не ограничивается только внутренними изменениями самой личности, в связи с возникновением самосознания для подростка становится возможным и неизмеримо более глубокое и широкое понимание других людей. Развитие самосознания, как никакая другая сторона душевной жизни, считал Л. С. Выготский, зависит от культурного содержания среды [7 с. 28].

В концепции Д. Б. Эльконина подростковый возраст, как всякий новый период, связан с новообразованиями, которые возникают из ведущей деятельности предшествующего периода. Учебная деятельность производит «поворот» от направленности на мир к направленности на самого себя. К концу младшего школьного возраста у ребенка возникают новые возможности, но он еще не знает, что он собой представляет. Решение вопроса «Что я такое?» может быть найдено только путем столкновения с действительностью. Особенности развития подростка в этом возрасте проявляются в следующих симптомах:

Вновь возникают трудности в отношениях со взрослыми: негативизм, упрямство, безразличие к оценке успехов, уход из школы, так как главное для ребенка происходит теперь вне школы.

Как уже отмечалось, многие авторы сводили эти симптомы к началу полового созревания. Однако, как подчеркивает Д. Б. Эльконин, самоизменение возникает и начинает осознаваться сначала психологически в результате развития учебной деятельности и лишь подкрепляется физическими изменениями. Это делает поворот на себя еще более интимным.

Контролирование своего поведения, проектирование его на основе моральных норм – это и есть личность. По Д. Б. Эльконину, все новообразования подросткового возраста, как в капле воды, отражаются в отношении подростка к девушке: достаточно посмотреть на эти отношения, чтобы увидеть всю систему моральных норм, усвоенных личностью.

Л. И. Божович также отмечала, что к началу переходного возраста в общем психическом развитии появляются новые, более широкие интересы, личные увлечения и стремление занять более самостоятельную, более «взрослую» позицию в жизни. Однако в переходном возрасте еще нет возможностей (ни внутренних, ни внешних), чтобы занять эту позицию.

Л. И. Божович считала, что расхождение между возникшими потребностями и обстоятельствами жизни, ограничивающими возможность их реализации, характерно для каждого возрастного кризиса. Но тем не менее, какой бы субъективно (а иногда и объективно) ни была жизнь подростка, он все равно всем существом своим направлен в будущее, хотя «это будущее представляется ему еще очень туманно». Характеризуя подростковый возраст, Л. И. Божович писала: «В течение этого периода ломаются и перестраиваются все прежние отношения ребенка к миру и к самому себе... и развиваются процессы самосознания и самоопределения, приводящие, в конечном счете, к той жизненной позиции, с которой школьник начинает свою самостоятельную жизнь» [13 с. 296].

В переходный период происходят преобразования в самых различных сферах психики. Кардинальные изменения касаются мотивации. В содержании мотивов на первый план выступают мотивы, которые связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни. Структура мотивов характеризуется иерархической системой, «наличием определенной системы соподчиненных различных мотивационных тенденций на основе ведущих общественно значимых и ставших ценными для личности мотивов. Что касается механизма действия мотивов, то они действуют теперь не непосредственно, а возникают «на основе сознательно поставленной цели и сознательно принятого намерения». Именно в мотивационной сфере, как считала Л. И. Божович, находится главное новообразование переходного возраста.

С мотивационной сферой тесно связано нравственное развитие школьника, которое существенным образом изменяется именно переходном возрасте. Как писала Л. И. Божович, «выражая определенные отношения между людьми, нравственные нормы реализуются любой деятельности, которая требует общения, – производственной, научной, художественной и др». Усвоение ребенком нравственного образца происходит тогда, когда он совершает реальные нравственные поступки в значимых для него ситуациях. Но усвоение этого нравственного образца не всегда проходит гладко.

Совершая различные поступки, подросток больше поглощен частным содержанием своих действий. «В результате, – писала Л. И. Божович, – он приучается вести себя соответственно данному частному образцу, но не может осознавать его обобщенный нравственный смысл». Процессы эти весьма глубинные, поэтому часто изменения, происходящие в области нравственности, остаются не замеченными ни родителями, ни учителями. Но именно в этот период существует возможность оказать нужное педагогическое влияние, потому что вследствие «недостаточной обобщенности нравственного опыта» нравственные убеждения, подростка находятся еще в неустойчивом состоянии [13 с. 300].

1.2. Сложности подросткового периода

Подростковый возраст – это период, который оказывает огромное влияние на всю последующую жизнь человека. Как он будет реагировать на события своей жизни, принимать решения, какой круг общения выберет, как будет относиться к самому себе и своим близким, как будет строить отношения с людьми, будет ли он успешным, научится ли достигать желаемого, каковы будут его стремления и как он будет преодолевать трудности – личностные ресурсы, навыки и умения для всего этого закладываются именно в подростковом возрасте.

Это время большой «перестройки» не только организма, но и личности. У подростка есть огромные ресурсы и энергия для их реализации, но при этом еще не определен вектор их приложения, не выработаны важные жизненные умения, позволяющие пользоваться ими для созидания и развития. Подростки ставят перед собой колоссальные цели, но не знают, как их достигать. Они стремятся к высоким идеалам, но чувствуют себя далекими от совершенства. Они стремятся к независимости, но при этом чрезвычайно зависимы от мнения окружающих. Подростки полны противоречивых чувств и мыслей. Они порой не могут объяснить своих поступков. Неудивительно, что это самый трудный период в жизни человека [4 с. 11].

Подростковый возраст традиционно считается самым трудным в воспитательном отношении [18 с. 151].

Отсюда, видимо, и возникло понятие «трудный подросток». Понятие, которое прочно вошло во все учебники по юридической психологии.

Так, по мнению Чуфаровского «Личность трудного подростка, как правило, характеризуется низким уровнем социализации и отражает пробелы и недостатки в трех основных сферах его воспитания: в семье, в школе (профессионально-техническом училище) и на производстве. С другой стороны, на личность трудного подростка излишне большое влияние оказывает особая сфера – улица, двор, уличные группы, склонные к совершению правонарушений» [23 с. 287].

Педагоги же часто употребляют по отношению к подросткам термины «отклоняющее поведение» и «девинатное поведение».

Отклоняющееся поведение подростков является одним из результатов влияния переживания критических ситуаций, выступая при этом в качестве защитно-компенсаторного поведенческого образования [3 с. 82].

Склонность к отклоняющемуся поведению является результатом сбоя в процессе становления личности подростка и в решении его возрастных задач [4 с. 65].

Е. В. Емельянова приводит следующие виды отклоняющегося поведения

Девиантное поведение – отдельный поступок или система поступков личности, нарушающие сложившиеся в данном обществе социально-психологические, нравственные или культурные нормы, но не противоправное поведение. К нему относятся: прогулы занятий, уходы из дома, бродяжничество, агрессивное поведение, самоагрессия, суициды, сексуальные девиации, ранняя алкоголизация и др.

Аддиктивное поведение – злоупотребление различными веществами, изменяющими психическое состояние: к ним относятся табак, алкоголь, наркотики. Аддиктивное поведение является разновидностью девиантного поведения.

Деликвентное поведение – поведение, проявляющееся в нарушении закона, совершении преступлений.

Любое отклоняющееся поведение классифицируется как дезадаптивное поведение.

Дезадаптация личности – неприспособленность индивида к социальной среде, несформированное представление о себе (отсутствие «Я-концепции»), отсутствие системы ценностей. Дезадаптация личности возникает в результате невозможности последовательно решать возрастные задачи из-за противоречивых родительских «посылов» (например, за один и тот же поступок в одном случае хвалят, в другом – наказывают без объяснения причин такой реакции), жестокого обращения с детьми, эмоциональной холодности и безразличного отношения к детям

Школьная дезадаптация – самостоятельный феномен, совокупность признаков, свидетельствующих о несоответствии социологического и психологического статуса ребенка требованиям школьного обучения, в результате чего овладение школьными дисциплинами становится затруднительным или невозможным [4 с. 66].

Таким образом, в настоящее время в психологии нет единого понимания «трудного ребенка», «трудного подростка"; в категорию «трудных» попадают разные школьники: неуспевающие, недисциплинированные, дети, имеющие нервные и психические расстройства, подростки, стоящие на учете по делам несовершеннолетних, наконец, просто дети из так называемых неблагополучных семей.

Некоторые авторы придерживаются так называемого категориального подхода, считая, что решать проблему трудных детей следует в зависимости от их категорий.

Так, английские психологи Хевитт и Дженкинс выделяют две большие категории трудных детей: дети с так называемыми социализированными формами антиобщественного поведения, для которых не характерны эмоциональные расстройства и которые легко приспосабливаются к социальным нормам внутри тех антиобщественных групп друзей или родственников, к которым они принадлежат; дети с несоциализированным антиобщественным агрессивным поведением, которые, как правило, находятся в очень плохих отношениях с другими детьми и со своей семьей и имеют значительные эмоциональные расстройства, проявляющиеся в негативизме, агрессивности, дерзости и мстительности. Другой исследователь, П. Скотт, уточняя данную классификацию, показал, что категорию социализированных трудных подростков составляют две группы детей: дети, не усвоившие никакой системы норм поведения, и дети, усвоившие антиобщественные нормы [19].

Каждая из выделенных групп трудных детей требует специального подхода. Отметим при этом, что социализированные трудные подростки (1-я категория) практически не нуждаются в психологической работе, а требуют активного педагогического, воспитательного воздействия, в то время как представители 2-й категории чувствительны прежде всего к собственной психологической коррекции [13 с. 124].

Рассмотрим особенности подросткового возраста подробнее.

До подросткового возраста ребенок совершенно не критичен – ни по отношению к своим близким, ни по отношению к себе. У него просто нет определенного мнения об окружающем. Это мнение он копирует у взрослых. В младшем подростковом возрасте человек впервые стремится отделить оценки родителей от того, что он думает сам по тому или иному поводу. В первую очередь он начинает вырабатывать самооценку. Это оказывается очень сложно.

Чтобы поставить себе «оценку», причем в самых разных проявлениях своего «Я», подросток вырабатывает некий эталон. Для этого он должен несколько отодвинуть привычную систему ценностей своих родителей, чтобы она не мешала его самоопределению. Как он это делает? Он все подвергает сомнению. Родители говорят, что это плохо. Почему? Я сам хочу попробовать это. А вдруг это хорошо? А что будет, если я не послушаюсь? Итак, подросток начинает с того, что он раздвигает границы и начинает исследовать новые территории более решительно, чем делал это в детстве.

Часто это приводит к нарушению любых правил, установленных в социальном окружении, вплоть до правонарушений. Такое поведение иногда называют «подростковым бунтом». Но не всегда оно действительно является бунтом. Часто подросток просто не задумывается о последствиях своих действий. Вообще, будущее для него выглядит весьма фантомно. Он живет настоящим. С одной стороны, это позволяет ему смело расширять свои возможности, с другой – ведет к чрезвычайно рискованным, необдуманным поступкам. Такому безоглядному риску способствует еще и неразвитое чувство ответственности-, до сих пор все проблемы и жизненные затруднения разрешали за него взрослые. Отвоевывая самостоятельность, подросток редко задумывается над тем, что его смелость основана на чувстве хорошо прикрытого «тыла», который обеспечивают родители.

Осваивая новые «территории», подросток внимательно присматривается к окружающим «чужим» людям, то есть тем, кто значительно отличается от привычных «домашних». «Чужие» вызывают у подростка глубокий интерес: внешность, привычки, поведение, система ценностей – все это не просто изучается, но и «пробуется на вкус», особенно если какие-то проявления человека кажутся привлекательными, нравятся. Он прислушивается, приглядывается, исследует, как оцениваются люди или какие-то жизненные события другими. Чем больше это отличается от привычных оценок, тем привлекательнее для подростка. Главный вопрос: что особенно ценится окружающими, что вызывает их восхищение, что высмеивается, осуждается. При этом подросток еще не владеет полноценной гаммой тонкого восприятия. Все, что он видит, отпечатывается в его сознании в контрастных тонах, все что слышит, звучит как идеальная гармония либо как полный диссонанс, все что ощущает и переживает, воспринимается восторженно либо с отвращением.

Постепенно вырабатывается некий идеальный образ того, каким должен быть человек. Этот образ тоже лишен полутонов. Он всегда «супер». Этот идеальный образец человека получил название «Идеальное Я». «Идеальное Я» подростка весьма неустойчиво и может меняться под влиянием нового интересного «объекта», попавшего в поле видимости.

Это может быть модный киногерой, популярный артист, пользующийся успехом у окружающих сверстник или необычный, чем-то по-особенному привлекательный и интересный взрослый. И это – шанс для тех, кто хочет помочь подростку в конструктивном самоопределении.

Вообще подростковому возрасту свойственны не только быстрая смена идеалов, но и резкие перепады настроения – от радости и веселья к депрессии. Объективных причин для таких перепадов может и не быть, или же они кажутся взрослым незначительными. Попытки «поправить» настроение словами «Что ты расстраиваешься из-за такой ерунды?» вызывают крайнее раздражение. Прыщик на лице, пятнышко на джинсах, обидное слово, небрежно сказанное прохожим, – все это способно повергнуть подростка в мрачное уныние. И в эти моменты, несмотря на внешнюю замкнутость и отчужденность, он особенно остро нуждается в теплом сочувствии без критики и нравоучений.

«Несмотря на внешнее противодействие взрослым, подросток испытывает потребность в поддержке. Особо благоприятной является ситуация, когда взрослый выступает в качестве друга. В связи с легкой ранимостью подростка для взрослого очень важно суметь наладить и поддержать эти контакты. Подросток испытывает потребность поделиться своими переживаниями, рассказать о событиях своей жизни, но самому ему трудно начать столь близкое общение.

В этот период имеют большое значение единые требования к подростку в семье. Сам он больше притязает на определенные права, чем стремится к принятию на себя обязанностей. Если подросток почувствует, что от него ожидают слишком многого, он может уклониться от выполнения обязанностей... Поэтому для освоения подростком новой системы отношений важна аргументация требований взрослых. Простое навязывание требований, как правило, отвергается» [4 с. 46].

ГЛАВА 2. Проблемы взаимоотношений в подростковом возрасте

2.1. Взаимоотношения в семье

В семейном кругу, к сожалению, родители часто перестают понимать своего ребенка. Прежние, привычные модели взаимодействия и влияния вдруг перестают «работать». Сталкиваясь с непривычным поведением, открытым сопротивлением или отчужденностью подростка, родители постепенно переходят от растерянности к раздражению. Стремясь сохранить прежние способы управления, они усиливают давление. В ответ подросток с нарастающей активностью отстаивает свою независимость. Учащаются конфликты. Как следствие – опасное отдаление, растущее непонимание, потеря близких и доброжелательных отношений.

В той или иной степени, описанный процесс происходит в каждой семье, и это надо принять как неизбежность. Во что выльется эта борьба, будет ли она наполнена насилием и разрушениями или перерастет в совместное развитие отношений на новой ступени – во многом зависит от родителей и других взрослых, окружающих подростка.

Как уже было сказано, самоопределение подростка начинается со стремления отодвинуть привычную систему ценностей своих родителей. Это начало психологического отделения от семьи. Несмотря на пугающие тенденции, такое стремление – нормальный период взросления. Без такого сложного и, в общем-то, по-настоящему опасного периода невозможно становление ни одного человека.

Родители должны быть готовы к нему и научиться отселять стремление к собственному спокойствию от истинной помощи взрослого друга, который позволяет подростку рисковать, но всегда рядом и всегда может остановить (когда степень риска грозит не простым «набиванием шишек», а серьезными жизненными последствиями) и помочь выйти из сложной ситуации. В этом состоит истинная поддержка родителей.

Особенностью подросткового возраста является стремление расширить свою свободу. При этом понимание свободы далеко не всегда сочетается с представлениями об ответственности за содеянное. Подросток бунтует против родителей, их правил, установок, но на самом деле его зависимость от семьи еще очень велика. Правда, это проявляется со знаком минус: «Я не буду жить так, как вы!» – заявляет подросток родителям. Но как жить по-другому, он еще не знает.

Часто подростки совершают тот или иной поступок не потому, что осмысленно сделали выбор, а просто из духа противоречия. Их могут привлекать люди, которые не нравятся родителям, или они просто сильно отличаются по своим убеждениям и образу жизни. Подросток часто делает именно то, что ему запрещают. Иногда, заведомо зная, что вредит себе, он делает что-либо, следуя формуле: «Я сам знаю, что мне делать, и никто мне не указ!»

В той или иной степени, такое поведение свойственно всем подросткам, независимо от благополучия семьи, но особенно ярко проявляется дух противоречия, когда между родителями и детьми нет взаимопонимания, отношения выясняются через скандалы, оскорбления. Отклоняющееся поведение становится вызовом, крайней формой протеста.

Возрастной протест может достигать интенсивности, близкой к отчаянию, если родители совсем не интересуются жизнью своего ребенка. Фактически подросток чувствует, что он не нужен и даже в тягость своим родителям. Часто у таких детей формируется комплекс саморазрушения.

Отклоняющееся поведение в таком случае становится одновременно формой протеста и выполнением бессознательного предписания уничтожить себя [4 с. 89].

Реакция эмансипации – специфическая подростковая поведенческая реакция. Она проявляется в стремлении высвободиться из-под опеки, контроля, покровительства старших, и связана с борьбой за самостоятельность, за самоутверждение личности. Большая часть подростков во всех странах Европы и США (70%) имеют проблемы и конфликты с родителями. Четко проявляется неприятие оценок взрослых независимо от их правоты. В результате налицо ярко выраженная тяга к интимно-личностному и стихийно-групповому общению со сверстниками, появление неформальных групп и компаний. Здесь могут проявляться агрессивность, жестокость, повышенная тревожность, замкнутость и пр. [1 с. 172].

Многие проблемы подросткового возраста часто осложняются тема, что его родителями. Они часто являются основной причиной отклоняющегося поведения подростка.

Неблагополучным родителям, как правило, присущи черты, делающие совместное проживание с ними напряженным и даже болезненным, тем более если это дети, которые находятся в полной зависимости от них.

Вот основные деструктивные модели поведения неблагополучных родителей:

  • они подвергают собственных детей эмоциональному, физическому либо сексуальному насилию или же совершенно безразличны к ним и не следят за их развитием;
  • они хронически недовольны либо собой, либо другими людьми;
  • у них вредные привычки и пристрастия;
  • они с пренебрежением относятся к своим потребностям, а также к потребностям окружающих;
  • они рассчитывают, что их дети удовлетворят впоследствии их собственные запросы;
  • они не знают, что делать со своими чувствами, поэтому стараются их не замечать;
  • они непоследовательны, непредсказуемы, неорганизованны либо просто деспотичны;
  • они могут быть излишне требовательны и к себе, и другим, отдельные ошибки могут означать для них полный провал;
  • их суждения полны критики и неприязни, в них обычно присутствует порицание, желание унизить и обидеть окружающих;
  • они не умеют слушать других;
  • они любят употреблять обороты, в которых упирают на слово «ты» («ты всегда...», «ты никогда...», «ты – идиот!»);
  • они предъявляют к другим слишком много требований и при этом по отношению к другим людям они агрессивны или безразличны;
  • их действия продиктованы страхом, гневом, страданием, а не любовью.

Каково же ребенку появиться на свет в семье, которая не знает, как разрешить возникающие трудности?

Постепенно ребенок может прийти к заключению, что его родители обращаются с ним так, как он того заслуживает. Подобное убеждение может сложиться в сознании еще прежде, чем ребенок научится выражать словами свои чувства. И когда он вырастет, он будет придерживаться убеждений, впитанных с молоком матери, о том, что:

  • он был обузой для родителей;
  • нельзя говорить о своих чувствах, затруднениях или потребностях;
  • он не заслужил безоговорочной любви.

Решения, заключения и убеждения, к которым человек приходит в самом раннем детстве, сказываются на всей его жизни. Человек может даже не знать, что живет под их влиянием, поскольку они были заложены в тот период, когда сознание только формировалось, и они стерлись из памяти. И все же эти первичные «суждения» о самом себе, о родителях и окружении оказывают влияние на всю жизнь.

Подросткам из неблагополучных семей обычно присущи общие характерные черты:

  • они приходят к убеждению, будто оставаться самим собой, то есть быть искренним, опасно;
  • они не уважают себя и не ценят, нередко испытывают чувство страха и неуверенности в себе;
  • не веря в собственные силы, они начинают искать кого-то, кто мог бы за них решить их проблемы, или же пытаются подчинить себе других;
  • они могут научиться извлекать выгоды из царящей в доме атмосферы хаоса, из семейных драм и кризисов;
  • подвергнувшись в детстве мучениям, они сами могут впоследствии мучить себя и/или других людей;
  • у них налицо весь спектр отрицательных эмоций: страх, стыд, сознание своей ненужности, гнев, раздражение, чувство недоверия к окружающим, ощущение собственной беспомощности, чувство одиночества; при этом они не знают, что с этими чувствами делать.

Каждая из этих черт может приводить к повышенной склонности практиковать рискованное поведение, в том числе к употреблению наркотиков [4 с. 114].

2.2. Взаимоотношения со сверстниками

Отношения со сверстниками обычно строятся как равнопартнерские и управляются нормами равноправия, в то время как отношения с родителями и учителями остаются неравноправными. Поскольку общение с товарищами начинает приносить подростку больше пользы в удовлетворении его актуальных интересов и потребностей, он отходит от школы и от семьи, начинает больше времени проводить со сверстниками.

Обособленные группы сверстников в подростковом возрасте становятся более устойчивыми, отношения в них между детьми начинают подчиняться более строгим правилам. Сходство интересов и проблем, которые волнуют подростков, возможность открыто их обсуждать, не опасаясь быть осмеянными и находясь в равных отношениях с товарищами, – вот что делает атмосферу в таких группах более привлекательной для детей, чем сообщества взрослых людей [13 с. 136].

Система отношений со сверстниками становится главной ценностью, подражание осознаваемому или бессознательно следуемому «идеалу». Для подростка характерна общественная активность и стремление найти себя в себе и других, найти верного друга, избежать изоляции в классе, определить свое место в классном коллективе, переоценка своих возможностей, пренебрежение запретами взрослых, тенденция предаваться мечтаниям, требовательность к соответствию слова и дела, отсутствие адаптации к неудачам.

Проблема авторитета взрослого у подростка снижается. Наблюдается желание занять в классе более высокое положение либо через повышение своей успеваемости, либо за счет проявления других качеств – физической силы и более быстрого роста по сравнению с другими, остроумностью и др. Подростки-акселераты, в отличие от поздно созревающих подростков, увереннее чувствуют себя со сверстниками и обладают более благоприятным образом «Я». Раннее физическое развитие, давая им преимущества в росте и половом развитии, способствует повышению престижа у сверстников и уровня притязаний [4 с. 121].

Потребность в общении со сверстниками, которого не могут заменить родители возникает у детей очень рано и с возрастом усиливается. Уже у дошкольников отсутствие общества сверстников отрицательно сказывается на развитии коммуникативных способностей и самосознания. Поведение же самих подростков по самой сути своей является коллективно-групповым.

Во-первых, общение со сверстниками очень важный специфический канал информации; по нему подростки и юноши узнают многие необходимые вещи, которые по тем или иным причинам им не сообщают взрослые. Например, подавляющую часть информации по вопросам пола подросток получает от сверстников, поэтому ее отсутствие может задержать его психосексуальное развитие или придать ему нездоровый характер. Несмотря на низкий эстетический и культурный уровень этой информации, ее наличие предпочтительнее информационного вакуума в этой области.

Во-вторых, это специфический вид межличностных отношений, групповая игра и другие виды совместной деятельности вырабатывают необходимые навыки социального взаимодействия, умение подчиняться коллективной дисциплине и в то же время отстаивать свои права, соотносить личные интересы с общественными. Вне общества сверстников, где взаимоотношения строятся принципиально на равных началах и статус надо заслужить и уметь поддерживать ребенок не может выработать необходимых взрослому коммуникативных качеств. Соревновательность групповых взаимоотношений, которых нет в отношениях с родителями также служит ценной и необходимой почвой для формирования зрелой личности.

В-третьих, это специфический вид эмоционального контакта. Сознание групповой принадлежности, солидарность товарищеской взаимопомощи не только облегчает подростку автономизацию от взрослых, но и дает ему чрезвычайно важное чувство эмоционального благополучия и устойчивости. Сумел ли он заслужить уважение и любовь равных, товарищей имеет для самоуважения подростка решающее значение.

Психология общения в подростковом и юношеском возрасте строится на основе противоречивого переплетения двух потребностей: обособления и аффилиации, т. е. потребности в принадлежности, включенности в какую-то группу или общность. Обособление чаще всего проявляется в эмансипации от контроля старших. Однако оно действует и в отношении со сверстниками. Усиливается потребность не только в социальной, но и пространственной, территориальной автономии, неприкосновенности своего личного пространства. В переходном возрасте меняются представления о содержании таких понятий, как «одиночество» и «уединение». Дети обычно трактуют их как некое физическое состояние («нет никого вокруг»), подростки же наполняют эти слова психологическим смыслом, приписывая им не только отрицательные, но и положительные ценности.

Чувство одиночества связано с возрастными трудностями становления личности, порождает у подростков неутомимую жажду общения и группирования со сверстниками, в обществе которых они находят или надеются найти то, в чем им отказывают взрослые: спонтанность, эмоциональное тепло, спасение от скуки и признание собственной значительности.

Напряженная потребность в общении и аффилиации превращается у многих ребят в непобедимое стадное чувство: они не могут не только дни, но и часы пробыть вне своей, а если своей нет, то какой угодно компании. Особенно сильна такая потребность у мальчиков.

Типичная черта подростков и юношей – чрезвычайно высокая конформность. Яростно отстаивая свою независимость от старших, подростки зачастую абсолютно некритически относятся к мнению собственной группы и ее лидеров. Неокрепшее, диффузное «Я» нуждается в сильном «Мы», которое в свою очередь противопоставляется «Они». Причем все это должно быть грубо и зримо [4 с. 122].

Вместе с тем, подростковый возраст – самый уязвимый для возникновения разнообразных нарушений и в то же время самый благоприятный для овладения нормами дружбы [1 с. 89].

ГЛАВА 3. Практическое изучение психологических особенностей взаимоотношений трудных подростков

Для практического изучения психологических особенностей взаимоотношений трудных подростков в школе нами был использован метод социометрии. Социометрическая техника, разработанная Дж. Морено, применяется для диагностики межличностных и межгрупповых отношений. Метод социометрии появился в 30-е годы 20 столетия. Он был разработан Джекобом Морено – американским психиатром и социальным психологом. Морено с позиций, близких к гештальтпсихологии изучал процессы внутри малых групп, которые отражают неформальную микроструктуру общества. Согласно его теории, психологическое благополучие личности определяется ее местом в структуре межличностных отношений. Отношения определяются эмоциональной обстановкой, взаимными симпатиями и антипатиями между членами группы. Для выяснения этих связей и был разработан метод социометрии.

Социометрический метод может быть использован для решения нескольких целей:

1. измерение степени сплоченности-разобщенности в группе;

2. обнаружение внутригрупповых подсистем, сплоченных образований, во главе которых могут быть свои неформальные лидеры;

3. выявление «социометрических позиций», т. е. относительного авторитета членов группы по признакам симпатии-антипатии, где на крайних полюсах оказываются «лидер» группы и «отвергнутый».

Целью нашего исследования являлась изучение особенностей трудных взаимоотношений подростков через их относительный авторитет членов классного коллектива по признакам симпатии-антипатии.

Социометрическая процедура может проводиться в двух формах. Первый вариант - непараметрическая процедура. В данном случае испытуемому предлагается ответить на вопросы социометрической карточки без ограничения числа выборов испытуемого. Параметрическая процедура характеризуется ограничение числа ответов, с помощью чего снижается возможность случайного выбора. Испытуемый может выбрать только строго ограниченное число людей. Ограничение числа выборов получило название «социометрического ограничения» или «лимита выборов». Нами была выбрана именно параметрический вид процедуры, так как введение социометрического ограничения позволяет повысить надежность исследования, подобное ограничение заставляет испытуемых более серьезно и внимательно относиться к своим ответам, выбирать только тех людей, которые действительно считают подходящими для роли, предложенной в опросе.

В качестве объекта исследования выступили взаимоотношения трудных подростков в классном коллективе. Предметом нашего исследования являлся 8 класс средней общеобразовательной школы. Трое из них состоят на общешкольном учете, как учащиеся склонные к девиантному поведению, систематически нарушающие школьную дисциплину и общепринятые нормы поведения. В таблице эти учащиеся зашифрованы как Петр К., Александр В., Николай Ф.

Гипотеза: учащиеся, относящиеся к категории трудных подростков, являются «непринимаемыми» в классном коллективе

В ходе эксперимента испытуемым было предложено ответить на вопрос «кого из класса ты пригласил бы на день рождения?». Он дает возможность обнаружить их симпатии и антипатии друг к другу. Испытуемым дали следующую инструкцию: «Напишите на бумажках под цифрой 1 фамилию члена группы, которого Вы выбрали бы в первую очередь, под цифрой 2 — кого бы Вы выбрали, если бы не было первого, под цифрой 3 — кого бы Вы выбрали, если бы не было первого и второй».

На основании ответов испытуемых была составлена следующая социометрическая матрица:

Таблицы

Как видно из социометрической матрицы Петр К., Александр В., Николай Ф. получили по 2 выбора каждый. Согласно таблицы, это соответствует статусу «непринимаемые».

Таким образом, как показала наше исследование, подростки, относящиеся к категории трудных в рамках классного коллектива входят в статусную группу «непринимаемых». На основании чего можно предположить, что особенности их поведения, сложности в установлении межличностных отношений, специфика ценностных ориентаций не принимаются классным коллективом и детерминируют сложности из взаимоотношений со сверстниками. Кроме того, как видно из социометрической матрицы данные учащиеся симпатизируют друг другу. образую таким образом минигруппу в рамках класса. Это затрудняет психолого-педагогическую коррекцию и воздействие на них, так как, предположительно, для них она является референтной.

Заключение

Таким образом, подростковый возраст в качестве изучения психологической науки – явление историческое. Особенности протекания и продолжительность подросткового возраста заметно варьируют в зависимости от уровня развития общества.

Классические исследования подросткового возраста касаются развития личности в определенный исторический период, период первой трети XX века, когда детская психология формировалась как самостоятельная наука, оставаясь, как уже отмечалось, под влиянием биологизаторских идей. Лишь во второй половине XIX века исследователи углубили понимание роли среды в развитии подростка.

Кроме того, как отметили исследователи, в переходный период происходят преобразования в самых различных сферах психики. Кардинальные изменения касаются мотивации. В содержании мотивов на первый план выступают мотивы, которые связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни.

Подростковый возраст традиционно считается самым трудным в воспитательном отношении. Отсюда, видимо, и возникло понятие «трудный подросток». Однако в настоящее время в психологии нет единого понимания «трудного ребенка», «трудного подростка"; в категорию «трудных» попадают разные школьники: неуспевающие, недисциплинированные, дети, имеющие нервные и психические расстройства, подростки, стоящие на учете по делам несовершеннолетних, наконец, просто дети из так называемых неблагополучных семей.

Педагоги и психологи, наряду с понятием «трудный подросток» часто употребляют по отношению к подросткам термины «отклоняющее поведение» и «девиантное поведение».

Отклоняющееся поведение подростков является одним из результатов влияния переживания критических ситуаций, выступая при этом в качестве защитно-компенсаторного поведенческого образования.

Самоопределение подростка начинается со стремления отодвинуть привычную систему ценностей своих родителей. Это начало психологического отделения от семьи. Несмотря на пугающие тенденции, такое стремление – нормальный период взросления. Без такого сложного и, в общем-то, по-настоящему опасного периода невозможно становление ни одного человека.

Отношения со сверстниками обычно строятся как равнопартнерские и управляются нормами равноправия, в то время как отношения с родителями и учителями остаются неравноправными. Поскольку общение с товарищами начинает приносить подростку больше пользы в удовлетворении его актуальных интересов и потребностей, он отходит от школы и от семьи, начинает больше времени проводить со сверстниками.

Список использованной литературы

  1. Бордовская., Н. В. Реан А. А. Педагогика. Учебник для вузов – СПб: Издательство » Питер», 2000. – 304 с.
  2. Гамезо М. В., Петрова Е. А., Орлова Л. М. Возрастная и педагогическая психология: Учеб. пособие для студентов всех специальностей педагогических вузов. – М.: Педагогическое общество России, 2003. – 512 с.
  3. Духновский С. В. Психологическое сопровождение подростков в критических ситуациях: Учебное пособие. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2003. – 124с.
  4. Емельянова Е. В. Психологические проблемы современного подростка и их решение в тренинге. – СПб.: Речь, 2008. – 336 с.
  5. Карабанова О. А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования: Учебное пособие. – М.: Гардарики, 2005. – 320 с.
  6. Кон И. С. Психология ранней юности. – М., 1989. – 184c.
  7. Кроповницкий О. В. Психология подростка. Тренинг личностного роста.. Учебное пособие. – М.: 2001г. – 128с.
  8. Леонова, Л. Г. Вопросы профилактики аддиктивного поведения в подростковом возрасте: учебно-методическое пособие / Л. Г. Леонова, Н. Л. Бочкарева. – М.: Владос, 2007. – 312 с.
  9. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков// Психология индивидуальных различий. Тексты / Под Ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. – М.: Изд-во МГУ, 1982. – С. 288-318.
  10. Лодкина Т. В. Социальная педагогика. Защита семьи и детства: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Т. В. Лодкина. – 2-е изд., доп. и испр. – М.: Издательский центр «Академия», 2007. – 208 с.
  11. Лурия А. Р.. Лекции по общей психологии / А. Р. Лурия. – СПб.: Питер, 2004. – 320 с.
  12. Мухина B. C. Возрастная психология. Феноменология развития. 10-е изд., перераб. и доп. – М.: Академия, 2006. – 608 с.
  13. Немов Р. С. Психология: Учеб. для студентов высш. пед. учеб. заведений: В 3 кн. Кн. 2. Психология образования. – 3-е изд. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 608 с.
  14. Обухова Л. Ф. Детская (возрастная) психология. Учебник. –- М., Российское педагогическое агентство. 1996, – 374 с.
  15. Психологическая служба школы. Учебное пособие для студентов: М. К. Акимова, Е. М. Борисова, Н. И. Гуткина и др. /Под Ред. И. В. Дубровиной. – М.: Международная педагогическая академия» 1995. – 222 с.
  16. Психология личности. Учебное пособие / под Ред. проф. П. Н. Ермакова, проф. В. А. Лабунской. – М.: Эксмо, 2007 – 653с.
  17. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Е. И. Артамонова, Е. В. Екжанова, Е. В. Зырянова и др.; Под Ред. Е. Г. Силяевой. М.: Издательский центр Академия, 2002 г. – 192 с.
  18. Рабочая книга школьного психолога / И. В. Дубровина, М. К. Акимова, Е. М. Борисова и др.; Под Ред. И. В. Дубровиной.. – М.: Просвещение, 1991. – 303 с.
  19. Раттер М. Помощь трудным детям: Пер. с англ. / Общ. Ред. А. С. Спиваковской; предисл. О. В. Баженовой и А. Я. Варга – М.: Прогресс, 1987. – 424 с:
  20. Реан А. А., Бордовская Н. В., Розум С. И. Психология и педагогика. – СПб.: Питер, 2002. – 432 с.
  21. Реан А. А., Бордовская Н. В., Розум С. И. Психология и педагогика. – СПб.: Питер, 2002. – 432 с.
  22. Устименко С. Ф. Межличностные отношения трудных подростков // Вопросы психологии. – 1984. – № I. – С. 27-33.
  23. Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология. Учебное пособие. – М.: Право и Закон, 1997. – 320 с.
  24. Шмелев А. Г. и коллектив. Основы психодиагностики. Учебное пособие для студентов педвузов. – Москва, Ростов-на-Дону: «Феникс», 1996. – 544 с.
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь