Филология

Трагическое и ужасное в прозе Леонида Андреева

Тип работы: Курсовая работа
Цена: Бесплатно
(Время чтения: 10 - 20 минуты)

User Rating: 5 / 5

Введение

Леонид Андреев - русский писатель конца XIX – начала XX века. Он был человеком большого, яркого и оригинального таланта.

В его творчестве причудливо переплелись реализм и новейшие веяния начавшегося столетия, что сделало его неоднозначным и оригинальным писателем.

В творчестве Андреева большое место занимают исследования психологии человека, мотивов судьбы, сознательного и подсознательного отношения человека к окружающей его действительности. Этому способствовали прежде всего тяжелые личные обстоятельства жизни писателя: постоянная нехватка средств существования, неоднократные попытки самоубийства.

Художественная мысль Леонида Андреева очень часто, подолгу и упорно задерживалась на вечных вопросах и проблемах человечества – о жизни и смерти, о загадках человеческого бытия, о предназначении человека и его месте в бесконечном круговороте жизни.

Ярым противником войны предстал перед читателем писатель в рассказе «Красный смех». Этот рассказ – крик автора о необходимости спасения человека, людей, народов, человечества от тех, кто насаждает войны как способ человеческого существования.

Рассказы же о детях заставляют читателя задуматься об украденном детстве и безвозвратно потерянном детском счастье, которые нужны в жизни каждому человеку.

Произведения Леонида Андреева очень трагичны. В них присутствуют боль, страх, ужас, безумие. Они заставляют нас задумываться о судьбах как человека в отдельности, так и человечества в целом.

Именно поэтому проза Андреева, написанная в конце XIX – начале XX в. остается актуальной и в наше время. Идеи, высказанные писателем, так же как и в прошлом столетии, волнуют современного человека: в мире продолжаются бессмысленные войны; люди все также борются со своей судьбой, одни точно знают, для чего живут, другие просто проживают ее. Именно поэтому творчество Леонида Андреева остаётся актуальным спустя столетие.

Он сделал жизненно необходимой для каждого из нас потребность именно ответить себе самому и всем вокруг себя на вечные, тяжелые вопросы, актуальные и по сей день: о цели человеческой жизни, о трагедиях жизни и смерти, о путях разума, веры и чувства, о борьбе со злом за победу человека, за победу добра на земле.

Цель курсовой работы: проанализировать трагическое и ужасное в прозе Л. Андреева на примере рассказов «Петька на даче», «Ангелочек» и повести «Красный смех».

Объектом исследования курсовой работы являются повесть «Красный смех» и рассказы «Петька на даче», «Ангелочек».

Предмет исследования – трагическое и ужасное в произведениях Л. Андреева на примере повести «Красный смех» и рассказов «Петька на даче», «Ангелочек».

Ι. Художественный мир Леонида Андреева

Л. Андреев русский писатель начала 20 века. Время, выпавшее на его долю, было очень неспокойным. В этот период общество переживало период распада моральных и этических ценностей. В историю оно вошло как смутное время, это были страшные годы России.

Его творчество стало своеобразной реакцией на процессы, происходящие в обществе того времени. В произведениях Л. Андреева чувствуется дух эпохи. Автор как – будто бы чувствует неизбежность гибели старого мира и при этом не верит, что возможно быстрое возрождение этого мира.

Художественный мир Леонида Андреева мрачен, гнетущ, полон неразрешимых противоречий. Писатель, видя распадающийся привычный уклад жизни, ощущает разложение моральных общественных устоев и именно поэтому в своих произведениях изображает жизнь крайне трагичной. Не видя в окружающем мире добрых и светлых начал, Андреев показывает основу жизни с ее трагизмом и ужасом, а главным героем его произведений становиться человек ужаснувшийся абсурдности жизни и поэтому отчаявшийся. Этот человек пытается вступить в поединок со своей жестокой судьбой, но терпит поражение в этом трагичном поединке.

В своих произведениях писатель ставит перед собой задачу исследовать человеческую сущность, определить возможности человеческого разума. Так, в драме «К звёздам» Л. Андреев размышляет о месте человека во Вселенной, о его контактах с внеземной цивилизацией. Все его творчество – это попытка найти ответ на загадку человеческого бытия. Этот ответ он искал в современной ему, злободневной русской действительности.

Создается впечатление, что в каждом своем рассказе писатель заглядывает в тот или иной уголок жизни человеческого общества и всюду видит нелепость и бессмыслицу, зло и насилие. И это, увиденное им зло и насилие, превращается в его рассказах в страшную силу, подавляющую и угнетающую каждого человека.

Рассказы Андреева достаточно реалистичны. Но в них как бы существуют два мира – мир действительности и мир добра и света, куда стремятся попасть герои его рассказов. Обыкновенный человек, оказавшийся в орбите человеческого зла и бездушия, подчиняется жестоким законам этого общества, вынужденно сливается с враждебным для него миром, теряет себя, а вместо этого обретает качества, делающие его частицей всеобщего зла. В рассказах «У окна» и «Большой шлем» мы видим похожий тип отношений героя с миром действительности. В результате столкновения человека и среды, герой отрекается от самого себя и осознает, что жизнь для него – страх и ужас.

Когда читаешь прозу Андреева, то встречаешь места и даже целые произведения, где страх как будто сам по себе, независимо от какой бы то ни было ситуации. Это просто беспричинный, неопределенный страх, который таиться где-то в глубине текста. Добивается автор такого эффекта путем применения определенных стилистических приемов. В рассказах Леонида Андреева на каждой странице встречается серия слов, прилагательных и наречий: «чуждо», «страшно», «неподвижно», «мертво», «странно», «пусто», «равнодушно», «безмолвно» и другие. Из текста одного рассказа в другой подобный набор признаков страха остается довольно постоянным. И они оказывают на читателя очень значительное воздействие: страх нарастает, становится давящим, распространяется по всему тексту, зачастую присутствует даже в описаниях природы, как-то пейзажа, неба.

У Андреева концентрация страха в произведениях необычайно велика. Считается, что чувство страха присуще только живым существам, но у писателя его испытывают и неодушевленные предметы. Конечно, страх вещей связан с внутренним состоянием самого человека. И людям в рассказах Андреева так страшно, что это человеческое состояние вызывает чувство страха даже у вещей. У писателя вещи могут даже «умирать от страха».

Очень часть у героев прозы Л. Андреева чувство страха переходит в ощущение ужаса. А состояние ужаса, как известно, сопровождает безумие: эти эмоции настолько сильны, что человек теряет контроль и над собой, и над своими действиями, и даже над собственным разумом.

Именно через состояние ужаса писатель учит своих героев постигать мир, заставляет их понять, что их человеческое предназначение – стать расой совершенных людей.

ΙΙ. Проблема трагического и ужасного в прозе Леонида Андреева

2.1. Первая мировая война как проклятие человечества. Повесть «Красный смех»

Повесть Л. Андреева «Красный смех» написан в годы первой мировой войны. Но в нем нет рассказа о сражениях, героизме солдат и офицеров. В ней автор осмысляет войну как страшный переломный момент в жизни как отдельного человека, так и общества в целом. Тема «Красного смеха» – безумие и ужас.

Автор «Красного смеха» не разделяя патриотического угара современников. Более того, он считал интерес к войне противоестественным для культурного человека. В тоже время Л. Андреев осмысливает войну как переломный момент в жизни как отдельного человека, так и общества в целом, который он не может оставить без оценки.

Писатель представляет войну, как бессмысленное, противоестественное движение: «Миллион людей, собравшись в одно место и стараясь придать правильность своим действиям, убивают друг друга, и всем одинаково больно, и все одинаково несчастны – что же это такое, ведь это сумасшествие?» ... [1, с 45]. Андреев словами рисует нам страдания сотен и тысяч солдат и офицеров. Из описанных картин этого страдания читатель понимает, что война - это страх и безумие. «Это красный смех. Когда земля сходит с ума. На ней ни цветов, ни песен, она стала круглая, гладкая и красная, как голова, с которой содрали кожу». Отсутствует свойственная реализму «правда изображения» [1, с. 59].

Повесть Леонида Андреева «Красный смех» это авторский протест по поводу человеческой войны. Но выражая свой протест, писатель не создает в своем произведении ни картин русско-японской войны, ни типичных образов солдат и офицеров. Всю трагедию человеческой судьбы на войны автор показывает нам через человеческие чувства и эмоции. Мы имеем дело с человеческим сознанием, потрясенным ужасами войны.

В «Красном смехе» нет ни исторической достоверности, ни бытового правдоподобия. Писатель преследовал другую цель – он хотел выразить свое безоговорочно отрицательное отношение к войне как бессмысленной кровавой бойне, зверскому, жестокому и бесчеловечному истреблению людьми друг друга, как проявлению человеческого безумия и ужаса.

Главная идея повести сформулирована ее персонажем, от имени которого ведётся повествование в «Красном смехе»: «…ведь нельзя же безнаказанно десятки и сотни лет учить жалости, уму, логике – давать сознание. Можно стать безжалостным, потерять чувствительность, привыкнуть к виду крови, и слёз, и страданий – как вот мясники, или некоторые доктора, или военные; но как возможно, познавши истину, отказаться от неё?» ... [1, с. 48].

Главным содержанием произведения выступает анализ психологии этой современной войны в цивилизованном мире, психологии самочувствия участников и современников этой войны. Повесть написана в особой форме авторского трагического протеста. Читатель понимает, что война, не может преследовать ни каких гуманных конечных целей, не несет никаких освободительных задач. Более того, и человек, вольно или невольно оправдывающий ведение подобных войн, перестает существовать как личность, как полноценный член общества, перестает быть представителем культурного человечества.

«Красный смех» это вопль о несоответствии этических и гуманных представлений культурного человечества о реальном состоянии мира, это крик о необходимости спасения человека, людей, народов, человечества от тех, кто насаждает войны как способ собственного существования.

В центре произведения потрясенное, болезненно галлюцинирующее сознание участника кровавой бойни. Но Андреев показывает не только воздействие войны на сознание ее участников, но также и на людей, которые не были на войне, но потрясены судьбой десятков тысяч ее жертв.

Условно повесть можно разделить на две части. В первой части в роли рассказчика выступает офицер артиллерии, который принимает участие в боевых действиях на фронтах русско-японской войны. Он и его товарищи по оружию показаны в обстановке боев, продолжающихся без перерыва более пяти суток. Они крайне источены, устали. Силы у них забирает даже солнце. Андреев рисует нам крайне драматическую картину: люди измотаны до такой степени, что многие во время наступательного марша падают прямо на дорогу замертво. А оставшихся в живых кровавая бойня сделала настолько безразличными даже к собственной судьбе, что они оставляли трупы и раненых на раскаленной солнцем дороге. Перед читателем встает жуткая картина: целое огромное поле покрыто множеством трупов до конца по всему маршруту боя. Это зрелище производит ошеломительное впечатление не только на офицера артиллерии и его товарищей, но и на читателя.

Люди на войне обречены. Эту мысль автор подкрепляет примерами того, как гибнут люди, сходят с ума. Перед нами жуткая картина терзания людского. Кто-то из окружения рассказчика сойдет с ума, кто-то покончит жизнь самоубийством. О размахе нечеловеческого страдания и горя, которым подвергается человек в военной кровавой бойне, читатель может судить по реакции окружающих на тяжелое ранение офицера – артиллериста. Человек потерял обе ноги, а ему завидуют, потому что для него война уже окончена.

Но герой не находит успокоения дома. Война не отпускает его. Он пытается найти забвение в творчестве, пытается донести свое пережитое, чтобы найти понимание в других, тех, которые этой жуткой бойни не видели и не знали. Только вот бумага не принимает его откровений, кажется, что перо лишь травмирует бумагу, оставляя на ней рваные следы. Но эти попытки лишь усугубляют душевное здоровье инвалида войны, делая его душевным больным, сумасшедшим; и приводят к его смерти.

Но с уходом из жизни офицера артиллерии война с ее мучениями и кошмарами не исчезают из повести. После ухода их жизни младшего брата, повествование во второй части продолжает его младший брат. И здесь тот же предмет – тоже война, но только она смотрит уже не изнутри, а извне. Трагедия, произошедшая с братом, а также сообщения с фронта о новых массовых убийствах потрясает его сознание и он, будучи совершенно штатским человеком, тоже пытается осмыслить ужасы войны.

К концу повести и младший брат тоже становится жертвой Красного смеха. Он сошел с ума и его мучат страшные видения, от которых нет спасения. Общение с девушкой, которая уходит на фронт сестрой милосердия, приносит небольшое облегчение: теперь ему уже не мешает галлюцинация – постоянное присутствия его мертвого брата.

Таким образом, автор подводит нас к развязке трагедии, делая ее неразрешимой, чем максимально усиливает болевое воздействие произведения на читателя. Таким образом Андреев озвучивает свою главную мысль: его глазах война совсем бессмысленна.

Главный символический образ повести – красный смех – сопровождает все повествование. В самом начале повести, буквально в первой фразе автор называет его основные черты – безумие и ужас, а затем они множатся и этот образ фантастически быстро растет. Постепенно развитие центрального образа – красного смеха – достигает той точки, когда герою его собственная голова и головы солдат кажутся безумными шарами. Безумие во всем, она светится в глазах солдат, а их кожа – багрово-красного цвета. На протяжении всей повести везде доминирует разные оттенки красного цвета. Читатель везде видит только кровь и смерть.

Красный смех у Андреева – это символ войны. Он вездесущий. Этот образ очень емкий, сложный и эмоционально выразительный. Писатель показывает его своим читателям как символическое, мифологическое понятие. Именно таким он складывается в сознании старшего брата и приводит его к трагической развязке. А в конце повести мы видим, что вся земля устлана трупами. Создается такое впечатление, земля словно выбрасывает из себя мертвых. Для героев Л. Андреева нет спасения от этого вездесущего смеха. Он преследует старшего брата рассказчика на войне, а его младшего брата – дома. А в финале читатель испытывает леденящий душу ужас: красный смех стоит под окном, а комнаты заполняются трупами, вытесняя героя из собственного жилища, не оставляя на Земле места живым.

На протяжении всей свой повести Андреев пытается донести до читателя мысль, что война – противоестественное человеческое изобретение, в нем нет смысла и любые оправдания войны абсурдны. И все, что мы читаем в этом произведении, просто кричит о том, что война до последней крайности страшная и ужасная вещь. С другой стороны, читатель уже в начале повествования чувствует множество преувеличения автора, которые указывают на то, что Андреев видит не только войну, а большую жизнь. Видит ее тревожной и затянутой отчаянием. По мнению автора, война не что иное, чем сжатая жизнь. И эта жизнь грозная, быстрая, интенсивная. Она полна терзаниями. Андреев уверен: читателю надо выбирать. А для этого нам всем надо знать, что война приводит мир на край пропасти. Образ красного смеха выступает в повести концентрацией безумия, жестокой бессмысленности жизни. Л. Андреев, используя этот зловещий символ, стремится показать, что, дни человечества сочтены, ибо кровавая бездна рано или поздно неизбежно поглотит человечество, если оно не остановиться в своем безумии братоубийственных войн. Писатель, видя бессмысленность и трагическую абсурдность происходящего, показывает читателю, что люди беспомощны и несвободны: Он подчеркивает, что прекращение бойни не в их власти, поэтому они продолжают убивать друг друга. Солдаты становятся заложниками чьей-то злой воли. Безумие и ужас – именно эти слова, повторенные в повести многократно, становятся не только лейтмотивом произведения, но и лейтмотивом жизни.

Рассказ производит на читателя очень сильное, потрясающее, можно сказать оглушающее впечатление. Андреев видит трагизм происходящего в том, что окружающий мир лишен нравственных ориентиров и ценностей. Писатель показывает нам как надвигающийся кошмар парализует волю человека и от него невозможно спастись. Равно как и трудно оставаться хорошим, когда мир так ужасен и плох.

2.2 Русская действительность глазами детей в рассказах «Петька на даче» и «Ангелочек»

В своих рассказах о детях Андреев показывает драматизм потерянного детства. Повествуя о детях, писатель показывают их тяжелую судьбу, их страдания, невозможность что-либо изменить в своей жизни, в них слышится тоска по украденному детству.

Автор старается воздействовать на читателя не посредством разума или проповеди, а путем разоблачения общественного зла, емкого изображения того, что плохо. Он ни о чем не дает понять на прямую, ничего не доказывает читателю. Действует минуя, так сказать, интеллект. Складывается впечатление, что писатель обращается не к сознанию человека, а к его подсознательному.

Леонид Андреев ни в чем не пытается убедить своего читателя. Нельзя так же сказать, что он поучает читателей. Просто он свои вопросы ставит именно так, что на них практически невозможно ответить.

«Петька на даче» – рассказ, в котором необыкновенно проникновенно изображена душа ребенка, у которого было украдено детство. Источником для рассказа послужили реальные воспоминания о детстве однофамильца писателя – Ивана Андреева – владельца парикмахерской, с которым писатель был лично знаком.

В рассказе «Петька на даче» главный герой десятилетний мальчик, который прислуживает в парикмахерской. Из повествования ясно видно, что у него украдено детство. «И утром, и вечером, и весь божий день над Петькой висел один и тот же отрывистый крик: «Мальчик, воды», и он всё подавал её, всё подавал» [1, с 149]. Он живет как будто бы в каком-то тягостном сне. И все время ждет чуда.

Петьку окружает мир взрослых. Он изображен в мрачных красках: по улице, ходят «равнодушные, злые или распущенные» [1, с 149] люди, на скамейках спят бездомные, дерутся пьяные, прогуливаются проститутки. В дешевой парикмахерской мальчика окружают грубые, недалекие и безразличные люди. На него постоянно кричат и ругаются окружающие его взрослые: хозяин и подмастерья. Единственному его приятелю Николке 13 лет и он уже похож на многочисленных подмастерьев. Николка знает много скверных слов и иногда рассказывает Петьке непристойные истории, которые смущают малыша. От такой жизни мальчик чахнет не только нравственно, но и физически. У Петьки никогда не бывает праздников или выходных. Все его дни похожи друг на друга и оттого его жизнь кажется ему долгим тягостным сном. Мальчик все больше худеет, болеет, становиться похож на маленького старичка, на лице его даже появляются морщинки.

Но он верит, что где-то есть другая жизнь. Читатель может судить об этом из его разговоров с матерью. Когда она его навещает, мальчик постоянно просит забрать его от Осипа Абрамовича. Но этого не происходит.

Окружающая действительность страшна. Страшно за мальчика, который, работая за гроши, без времени превращается в маленького старичка. Ужасом веет не от картин физической расправы над ребенком. Таких картин в рассказе нет страшно читателю от безысходности происходящего, от бездушия и пошлости окружающих Петьку людей.

А потом неожиданно наступает просветление. Мальчика отпускают с мамой на хозяйскую дачу. И здесь писатель говорит нам о том, как важно для ребёнка детство: возможность беззаботно гулять, удить рыбу, бегать по лужам и не думать о том, что злой хозяин будет на тебя кричать.

Прямо на глазах мальчик преображается. На даче Петькины глаза перестают казаться сонными, морщинки пропадают, он физически превращается в розовощекого здорового мальчугана. Здесь же у него появляется первый в жизни друг – Митя, с которым Петька много купается, удит рыбу, играет.

Но после этих светлых и радостных эпизодов Андреев окунает читателя снова в ужас реальной действительности: мальчику пришло время возвращаться к хозяину. Нормальное детство для Петьки не возможно: он вынужден работать за гроши, чтобы выжить в этом чудовищном мире.

Очень жутко, на мой взгляд, то, что окружающие мальчика взрослые не испытывают ни боли, ни ужаса от того, что ребенок лишен детства.

«Своевременно Петька успокоился, и барин говорил барыне, которая стояла перед зеркалом и вкалывала в волосы белую розу:

– Вот видишь, перестал – детское горе непродолжительно.

– Но мне все-таки очень жаль этого бедного мальчика.

– Правда, они живут в ужасных условиях, но есть люди, которым живется и хуже. Ты готова?

И они пошли в сад Дипмана, где в этот вечер были назначены танцы и уже играла военная музыка» [1, с 154].

Это просто потрясает.

Но самое драматическое в повествовании, то, что Петька, как и взрослые, воспринимает в качестве нормы жизни прозябание в грязной парикмахерской. Дача для него – та же иллюзия, иллюзия другой, счастливой жизни, которой у него не будет никогда.

В рассказе Андреева «Ангелочек» мы видим дальнейшее углубление психологизма в изображении героев. Снова перед нами мальчик. На сей раз это гимназист Сашка, который тоскует о счастье, о прекрасном. Мальчик обладал непокорной и смелой душой, не мог спокойно переносить зло и как мог мстил жизни. С этой целью он бил товарищей, грубил старшим, рвал учебники и целый день лгал то учителям, то матери. Такой неуживчивый характер вызван безрадостным существование.

Все в жизни переменилось, когда перед Рождеством его пригласили на елку в богатый дом. Там он и увидел это Рождественское чудо – ангелочка на елке. И вот в его жизни случилось огромная радость – ему подарили эту ёлочную игрушку – воскового ангелочка. Но елочный ангелочек – это только мгновение счастья, озарение. Автор показывает нам как иллюзорно детское счастье: ангелочек растаял у тёплой печки, а с ним погибла и надежда на прекрасное. Погибла, исчезла, как чудное видение. «Вот ангелочек встрепенулся, словно для полета, и упал с мягким стуком на горячие плиты» [6, с 129].

Как это драматично, что в жизни ребенка, в Сашкиной жизни было всего несколько счастливых мгновений, которые подарил ему ангелочек, а потом счастье ушло, оставив о себе лишь печальные воспоминания. А автор потрясает читателя тем, что оставляет открытым вопрос: останется ли встреча с ангелом началом или концом чуда.

Две детские судьбы, две драмы. Даже страшно представить детское горе Сашки, когда утром он увидит, что его чудо растаяло. А Петька после поездки на дачу живет только по ночам, когда с упоением пересказывает Николке свои дачные приключения.

Заключение

В своих произведениях Андреев резко критикует общественное устройство, которое лишает человека человечности, и который деградирует, делает его роботом, которому надо вечно работать. Трагедия человека в том, что он – часть бессмысленного жизненного круговорота, в котором темные силы не дают ходу зачаткам разума и красоты.

Он считал, что человечеству нужна революция, которая должна совершиться в сознании всех людей, независимо от их социальной принадлежности. Жизненные противоречия Андреев переносил в область индивидуального сознания и изображал их как схватку тёмных и светлых начал в душе человека.

В творчестве писателя социальная действительность проступает как бы в своём вторичном, отвлечённом виде и является полем битвы для добра и зла.

Автор старается воздействовать на читателя не посредством разума или проповеди, а путем разоблачения общественного зла, емкого изображения того, что плохо. Он ни о чем не дает понять на прямую, ничего не доказывает читателю. Действует минуя, так сказать, интеллект. Складывается впечатление, что писатель обращается не к сознанию человека, а к его подсознательному.

Леонид Андреев ни в чем не пытается убедить своего читателя. Нельзя так же сказать, что он поучает читателей. Просто он свои вопросы ставит именно так, что на них практически невозможно ответить.

Каждое произведение писателя очень драматично. Читатель неизменно испытывает ужас, который Андреев умело доносит до него со страниц своей прозы. В большинстве случаев, ужас возникает не от описаний физических расправ или смертей. Л. Андреев умело передает нам трагедию обыденной жизни в ее повседневных мелочах.

Отдельное место в творчестве писателя занимает драма поруганного, растоптанного детства. Андрееву удается передать драматизм судьбы ребенка очень емко и надрывно. И самый большой ужас в его рассказах о детях заключен в незаконченности их историй. Читатель неизбежно задается вопросом: смогут ли эти дети обрести в человеческом обществе счастье и радость.

Особое место в творчестве писателя принадлежит теме противоестественного человеческого изобретение, в котором нет смысла, а только сплошной ужас. Эта тема войны. Андреев пытается донести до читателя мысль, что любое оправдание войны абсурдно, что человечество должно это понять и сделать выбор в пользу жизни. Пока еще не поздно.

Произведения Леонида Андреева очень трагичны. В них присутствуют боль, страх, ужас, безумие. Они заставляют нас задумываться о судьбах как человека в отдельности, так и человечества в целом.

Именно поэтому проза Андреева, написанная в конце XIX – начале XX в. остается актуальной и в наше время.

Список использованных источников:

  1. Андреев Л. Н. Избранное. – М.: Советская Россия, 1988. – 323с.
  2. Бабичева Ю. В. Драматургия Л. Н. Андреева эпохи первой русской революции. – Вологда, 1971. – 124 с.
  3. Беззубов В. И. Леонид Андреев и традиции русского реализма. – Таллин, 1984. – 278 с.
  4. Богданов В. А. Творчество Л. Андреева // Андреев Л. Н. Избранное. – М: Советская Россия, 1988. – с 3-15.
  5. Кулешов Ф. И. О прозе Леонида Андреева // Андреев, Л. Н. Красный смех: Избранные рассказы и повести. – Мн: Изд-во БГУ им. В. И. Ленина, 1981. – с 5-22.
  6. Иезуитова Л. А. Творчество Леонида Андреева. – Л: Изд-во Ленинградского университета, 1976. – 239с.
  7. Леонид Андреев. Материалы и исследования. – М.: Художественная литература, 2000. – 347 с.
  8. Михеичева Е. А. О психологизме Леонида Андреева. – М.: Художественная литература, 1994. – 256 с.
  9. Московкина И. И. Проза Леонида Андреева. Жанровая система, поэтика, художественный метод: Уч. пособие. – Харьков: ХГУ, 1994. – 237 с.
  10. Смирнова Л. А. Творчество Л. Н. Андреева. Проблема художественного метода и стиля. – М.: Советская Россия, 1986. – 256 с.
  11. Соколов А. Г. История русской литературы конца ХIХ – начала ХХ века. Учеб. – 4-е изд, доп. и перераб.. – М.: Высш. шк; Изд. центр Академия, 2000. – 432с.